ВОДА НЕ ПРОСТО РЕСУРС …
Вода не просто ресурс …

По оценкам экологов и ученых, на сегодняшний день на Земле из всех имеющихся водных ресурсов пригодно для употребления в качестве питьевой воды не более 2,5%, которые к тому же распределены крайне неравномерно.

АФГАНИСТАН - ЗАПАДНЯ ДЛЯ БАРАКА?
Афганистан - западня для Барака?

Избрание Барака Обамы в качестве президента США многие, как в самих США, так и за его пределами связывали с надеждами на качественное изменение внешнеполитического курса Вашингтона.

К 2020 ГОДУ КИТАЙ СТАНЕТ САМЫМ МОГУЩЕСТВЕННЫМ ГОСУДАРСТВОМ МИРА
К 2020 году Китай станет самым могущественным государством мира

Смена мировых лидеров - явление нередкое даже в новейшей истории. В XIX столетии бесспорной "владычицей морей" была Британия. В ХХ веке роль первой скрипки в глобальном оркестре перешла к Соединенным Штатам Америки.

Центральная Азия Средний Восток Дальний Восток
Блог ЧИТАЙ И ПИШИ
СПРАВОЧНИК
География Китая
Государственный и Политический строй Китая
Экономика Китая
Общество и Культура Китая
История Китая
Шанхайская организация сотрудничества (ШОС)

РАЗДЕЛЫ
Армия
Безопасность
Космос
Наука
Образование
Общество
Олимпиада 2008
Политика
СМИ
Технологии
Экология
Экономика
Энергетика

ЭТО ИНТЕРЕСНО
Ваши рассказы
Культура
Кухня
Праздники
Спорт
Традиции
Туризм

Перейти на новую версию сайта

Китай Дальний Восток

История Китая
Перейти на новую версию сайта
История Китая

Истоки китайской цивилизации. Мифы. Ранние мифы повествуют о временах, предшествовавших периоду основания первой династии. На более позднем этапе в мифах начинают фигурировать герои – просветители и созидатели. Первым таким героем является Фуси – проводник реформаторских идей, имя которого связывалось с искусством приготовления пищи и кухней. Его называли также первым охотником и рыболовом, использовавшим для ловли зверя и рыбы силки и верши. Введение в обиход ритуала женитьбы и обряда посвящения также приписывается Фуси. Считается, что он ввел систему иероглифического письма. Вторым героем является Шэньнун, Божественный супруг, которого также называли Яньди (Бог Огня). Ему приписывают такие нововведения, как мотыга и плуг, положившие начало обработке земли, а также рынок для проведения торговых операций. Третьим таким героем является Хуанди, или Желтый император (также Бог Августа). С его именем связывают такие новшества, как лук и стрелы, колодец для воды, дом, глиняные изделия, повозка, ступка и пестик, лодка и весло, предметы одежды и обувь, музыкальные инструменты, календарь и способы прорицания. Имеются также сведения, что столица Желтого императора располагалась где-то на территории нынешней Внутренней Монголии и что он отражал набеги кочевых племен.

Археология. Археологические находки показывают, что самым древним из известных предков китайцев является синантроп, или «пекинский человек», живший в среднем плейстоцене (ок. 400 тыс. лет назад). Его останки были найдены в пещере Чжоукоудянь в 40 км к юго-востоку от Пекина. Вероятно, синантроп пришел с северо-востока. Вокруг скелетов древнего человека лежали различные мелкие безделушки. Обитателям поселения были известны методы окрашивания. На одной из костей имеется гравировка. Другие палеолитические находки были обнаружены ближе к внешним границам современного Китая.

Довольно много данных было получено относительно трех культур: первая и самая значительная – северная, которая охватывала бóльшую часть нынешней Внутренней Монголии и простиралась до теперешнего Харбина на севере Маньчжурии; вторая – западная, существовавшая несколько позже на территории нынешней Сычуани; наконец, третья – южная культура на территории современного Гуанси-Чжуанского автономного района. Развитие по меньшей мере первых двух из названных культур прослеживается вплоть до исторических времен.

Отсутствие древних археологических находок в центральных районах Китая, возможно, является случайностью или объясняется недостаточностью систематических археологических исследований. Однако общая картина, которую можно составить на основе изучения других ранних культур в соседних с Китаем странах, не противоречит тому, о чем повествуют древние мифы. Изучение древних китайских традиций указывает на возможность существования в приграничных зонах Китая нескольких культур, слияние которых стало основой поэтапного становления особой китайской цивилизации.

Выделяют два этапа, которые привели к формированию китайской цивилизации. Оба они относятся к эпохе неолита. Первому этапу соответствует культура Яншао (III–II тысячелетия до н.э., названа по месту первых находок в провинции Хэнань). Размещение поселений этой культуры свидетельствует о том, что люди обитали на территории, простирающейся от нынешней провинции Ганьсу на западе до южной части Маньчжурии на востоке. Самые древние центры этой культуры находились в центральной части провинции Хэнань, а более поздние – ближе к периферии. Характерной чертой культуры Яншао является цветная керамика исключительной красоты. Формы и роспись керамических изделий имеют сходство с некоторыми образцами, обнаруженными на западной окраине Центрально-Азиатского степного пояса, а также в Персии и на юге России. Кроме того, налицо поразительное сходство находок в Яншао с керамикой, обнаруженной в древнейшем центре изготовления керамических изделий – долине Улуа в Гондурасе, которые, в свою очередь, оказали влияние на технику изготовления керамики народом майя, а значительно позже – индейцами пуэбло. Другими характерными чертами культуры Яншао, которые сохранились и сыграли свою роль в становлении китайской цивилизации, явились различные инструменты и оружие, а также возделывание риса.

Еще одна археологически подтвержденная культура эпохи неолита, Луншань, получила свое название по месту в провинции Шаньдун, где были обнаружены первые свидетельства ее существования. Поселения Луншаньской культуры имеются и в других районах провинции Шаньдун, а кроме того – в провинциях Хэнань и Аньхой. В центральной части Хэнани, где культуры Яншао и Луншань накладываются друг на друга, первая определенно относится к более раннему периоду. Здесь тоже присутствует керамика, но особое внимание привлекают фрагменты тонкостенной (иногда толщиной с яичную скорлупу) чернолаковой посуды. Установлено, что поселения луншаньского типа представляли собой деревни или маленькие города, зачастую расположенные на расстоянии прямой видимости друг от друга, на вершинах или склонах холмов, примыкающих к речным долинам. Дома сооружались из утрамбованной земли и белились мелом. В помещении имелась обогреваемая лежанка-кровать, наподобие существующей в настоящее время в домах Северного Китая. От Луншаньской культуры древний Китай унаследовал использование для гадания лопаточных костей различных животных. На отдельных костях обнаружены вырезанные значки, которые считаются предшественниками китайской письменности.


Поздние мифы. Многие герои упомянуты в книге Шуцзин (Книга истории) – древнем сборнике речей и других исторических материалов. Император Яо, сфера влияния которого простиралась от Шаньси к югу и востоку, обычно изображается в образе правителя – духовного наставника, религиозные представления которого были связаны с толкованием звезд. Со времени Яо занятия астрономией и составлением календарей в Китае были исключительной привилегией императорского двора.

На востоке Яо столкнулся с правителем по имени Шунь, которого в мифах называли восточным варваром, явившимся из «страны гончаров». Это могло означать, что Шунь был преемником луншаньской цивилизации. По сравнению с Яо он, по-видимому, обладал большой светской властью, во всяком случае Яо в конечном счете пришлось ему подчиниться. Эта передача полномочий была истолкована как отречение правителя в пользу более достойного преемника, что позднее использовалось в политической истории Китая как прецедент в ситуациях перехода власти.

Владычество Шуня оказалось недолгим: от «отрекся» от власти в пользу Великого Юя, пользовавшегося славой «укротителя наводнений». О личности Юя было сложено множество легенд. По преданию, в период заселения китайцами Северо-Китайской равнины часто происходили наводнения, поэтому для борьбы с ними использовался массовый принудительный труд.

ПЕРВЫЕ ДИНАСТИИ

Династия Ся. Юй традиционно считается основателем первой китайской династии Ся. Период ее правления длился с 2205 до н.э. по 1557 до н.э., по другой хронологии – с 1989 до н.э. до 1756 до н.э. Центр государства Ся находился на юге современной провинции Шаньси. Возможно, в его состав входила центральная и северная части провинции Хэнань. Однако не исключено, что его культурное влияние распространялось за эти пределы и охватило всю восточную часть Северного Китая.

Всей полнотой светской власти, по-видимому, пользовались лишь первые поколения правителей государства Ся, затем полномочия государя были ограничены рамками духовного наставничества. Вожди кланов и племен обеспечивали сохранение династического правления. Обладавшие светской властью при духовном владыке-правителе, они выступали в роли феодальных князей – хранителей трона, т.е. выполняли те же функции, что и сёгуны в Японии. Императоры династии Ся, по-видимому, были обязаны сохранением своего положения тому, что знали секрет составления календарей. Тысячу лет спустя календарь эпохи Ся поразил воображение Конфуция, и он рекомендовал вновь ввести его в обиход.

Упадок государства Ся обозначился в то время, когда духовные наставники-императоры начали все в большей мере пренебрегать своими духовными функциями, что отразилось на составлении календарей, в которых появились несоответствия. Один из феодальных владык, правитель области Шан, положил конец династии Ся и стал основателем новой династии.

Династия Шан-Инь. В соответствии с двумя независимыми источниками насчитывается 30 правителей династии Шан-Инь, однако даты их правления не совпадают. По данным одного из них, начало правления династии Шан-Инь приходится на 18 в. до н.э. и завершается в 12 в. до н.э. Другой источник указывает, соответственно, на начало 16 в. до н.э. и середину 11 в. до н.э.

После того как Ли – правитель государства Шан-Инь – сверг династию Ся и принял имя Тан, на первый план выдвинулись новые социальные факторы. Охотничьи племена Шан, по всей вероятности, пришли из северных районов Центрального Китая. Для них были характерны тотемизм и матриархальные отношения. В религии того периода главенствующую роль играл дух Земли. Земля («Она») определенно соотносилась с женским началом, представлялась в виде кобылицы и занимала более почетное место по сравнению с Небом, обозначавшим мужское начало.

Территория, подвластная Тану, охватывала значительную часть современного Китая. Центр ее располагался в Хэнани, на западе она включала по меньшей мере центральные и южные части современных провинций Шаньси и Шэньси, на юге занимала территорию провинции Хубэй до самой р.Янцзы, а может быть, и южнее. Наконец, на востоке она распространялась на южную часть провинции Хэбэй, бóльшую часть провинций Шаньдун и Аньхой и часть провинции Цзянсу. Управление столь обширной территорией предполагало частичное делегирование административных полномочий местным правителям. Тан предоставил главам племен и местным феодальным владыкам неограниченные права в пределах владения каждого из них с условием, что они не станут выступать против центральной власти и через определенные промежутки времени будут являться ко двору с подарками, символизирующими преданность шанскому правителю.

История династии Шан-Инь подтверждена целой серией археологических данных. В конце 19 в. совершенно случайно, а затем в результате систематических раскопок были найдены гадальные кости. Предсказания по рисунку трещин, образующихся на кости в результате ее нагрева на огне, были типичными уже для культуры Луншань, однако в Шанский период эта практика применялась весьма широко. Помимо лопаточных костей различных млекопитающих, для данных целей использовался панцирь черепахи. В Шанский период на кости сначала писали вопрос, а затем – содержание полученного предсказания (иногда надпись ограничивалась только предсказанием).


Династия Чжоу. Племена чжоу, которые нанесли поражение Шанскому государству, создали свою империю не позднее последнего столетия шанского правления. Эта империя располагалась вдоль западных границ государства Шан. В антропологическом плане племена чжоу представляли собой западную разновидность прототюркского типа с возможной примесью прототибетских черт. Предки народов Чжоу оставили в наследство своим потомкам способ хозяйствования преимущественно скотоводческого типа. Однако за несколько поколений до захвата государства Шан они перешли к оседлому образу жизни и занялись земледелием в обстановке, которая предполагала проведение ирригационных работ.

Общественный строй государства Чжоу. На завоеванной территории Чжоу создали социальную структуру, которую часто определяют как чжоуский феодализм. Постепенно экономика, присущая обществу полукочевого типа, основу которой составляли охота и подсечно-огневое земледелие, была вытеснена системой оседлого земледелия. Строительство ирригационных сооружений потребовало усиления контроля над районами, обслуживаемыми гидротехническими системами. Постепенный рост поселений сопровождался усложнением социальной и административной структуры.

Феодалы в пределах своих владений располагали сравнительно широкой свободой действий, тогда как чиновничество при императорском дворе находилось под более строгим контролем. Чтобы занять достойное положение при дворе, чиновник должен был обладать значительными административными способностями, знаниями в области стратегии и дипломатического искусства, а потому талантливых чиновников вскоре стало не хватать. С самого начала чиновничий класс в значительной степени определял весь внешний облик двора и пути решения политических проблем.

Ниже феодальных князей и крупных чиновников в иерархической структуре находился класс «рыцарей», состоявший из представителей утратившей свои позиции знати и потомков бывших правящих группировок. Однако в эпоху Чжоу китайский рыцарь не мог позволить себе какой-либо самостоятельности или существовать за счет чужого богатства. Его уделом было оставаться на службе; представители этой группы составляли основу контингента воинов боевых колесниц в армии и занимали чиновничьи посты среднего и низшего уровня. Со временем слово «рыцарь» стало означать «ученый». Именно из этого слоя чиновничества выходили книжники, составители хроник и философы.

На нижней ступени социальной лестницы находился «народ», т.е. крестьяне. Помимо производства продуктов питания крестьянство занималось подсобными промыслами. Изготовление пеньки и различных волокон для выделки ткани было обычным делом в каждой семье. Сельскохозяйственные орудия и предметы домашнего обихода также изготавливались крестьянами и обменивались на другие товары на регулярно проводившихся ярмарках. Хотя производство предметов роскоши и торговля ими процветали и ранее, на период Чжоу, судя по немногим уцелевшим образцам, приходится расцвет этого ремесленного искусства.

Упадок могущества Чжоу. Степные народы, часть которых, возможно, имела то же происхождение, что и население Чжоу, постоянно совершали набеги на северо-западные районы. Меры по укреплению обороны, военные экспедиции и кампании ложились на плечи населения императорских владений более тяжелым бременем, чем на жителей других владений и поместий. Такая нагрузка на императорскую вотчину наряду с ослаблением уз личной преданности снизили прочность позиций императора в его отношениях с феодальными князьями. В поздний период правления династии Чжоу в документальных материалах все более частыми становятся упоминания о случаях отказа от выплаты дани. В период правления императора Юя (781–771 до н.э.) была предпринята попытка восстановить былое императорское величие строительством крупных ирригационных сооружений. Однако привлечение большого контингента населения на принудительные работы привело к ослаблению сил защитников пограничных рубежей. В результате западные варвары совершили набег на столицу (в долине р.Вэйхэ близ города Сиань) и убили императора.

Империя Чжоу не смогла оправиться от этого удара. Столицу страны пришлось перенести на восток, в Лоян, на территорию нынешней провинции Хэнань (поэтому более ранний период истории правящей династии Чжоу традиционно называется Западным Чжоу, а более поздний – Восточным Чжоу). В 771 до н.э. фактическое правление династии Чжоу завершилось, хотя формально она продолжала существовать до 256 до н.э.


Политическое, экономическое, социальное и культурное развитие. После 771 до н.э. феодальные князья договорились между собой о разделе страны на несколько государств при сохранении номинального правления династии Чжоу. Со столицей на востоке и императорским наделом на западе этот главный экономический район Китая в течение многих лет не мог встать на ноги, а затем покорился государству Цинь, которое постепенно стало самым сильным среди многих государств, составлявших империю в позднейший период существования династии Чжоу.

Зарождение товарно-денежных отношений привело к трансформации всей экономической системы. Началось становление класса свободных торговцев и ремесленников, защищать права которых зачастую брались сами правители. Конечно, уровень экономического развития в разных районах Китая был неодинаков. В одних местах сохранялись традиционные порядки, в других выросла финансовая аристократия, вступившая в борьбу с феодалами за власть и собственные интересы.

Параллельно изменениям в экономике происходили и перемены в административной структуре. Феодальная система наделения властью постепенно заменялась более строгой системой административных назначений. Различные государства-княжества подразделялись теперь не на вотчинные владения, а на административные единицы разной площади. Эти административные единицы напрямую подчинялись центральному правительству, и все должности там чаще всего заполняли официально назначенные чиновники, а не вассалы.

Видимость национального единства в этот период поддерживалась съездами феодальных князей, на которых, по крайней мере в начальный период, по-прежнему председательствовал император династии Чжоу. На съездах обсуждались проблемы общегосударственного значения и принимались решения об организации карательных экспедиций. Самый влиятельный из феодальных князей занимал положение «главного князя», что признавалось и императором и прочими князьями. Однако между княжествами все чаще вспыхивали войны, в результате чего малые княжества поглощались более крупными. Государства, которые изначально не входили в состав китайской империи, например государство Цинь на западе (бывшая территория Западного Чжоу) и государства Чу и У в центральной части долины р.Янцзы, постепенно превратились в мощные агрессивные державы.

Из литературных памятников Западного Чжоу сохранились три произведения, позднее включенные в число конфуцианских канонов. Хотя, возможно, они «пострадали» от рук последующих издателей, в них все же ощущаются дух и традиции раннего периода эпохи Чжоу. Ицзин (Книга перемен) – сборник предсказаний и наставлений, основанный на приверженности концепции, в соответствии с которой судьбы человека и общества определяются не капризами богов или велениями слепой судьбы, а системой, в которой вселенная и закономерности происходящих перемен составляют единое целое.

Шуцзин (Книга истории), частично составленная в эпоху раннего Чжоу, включает речи императоров и других политических деятелей в определенные исторические моменты. Шицзин (Книга поэзии, или Книга песен) – сборник гимнов, стихов и песен духовного и светского характера. В этот сборник включены оды и баллады, прославляющие великих героев, лирические произведения и песни.

Последние столетия эпохи правления династии Чжоу были самым плодотворным периодом развития китайской философии. Уже в 7 в. до н.э. на одном из конгрессов правителей феодальных княжеств было решено гарантировать ученым высокое социальное положение. Куда бы ученые ни приходили, они повсюду могли рассчитывать если не на политический пост, то как минимум на обеспеченную жизнь. Во взаимной борьбе научных течений эти ученые-администраторы стремились приспособить традиции к складывающейся новой политической и социальной обстановке либо пытались доказать неизбежное исчезновение той или иной традиции. Вместе с тем даже самые традиционные из этих течений отказались от веры в сверхъестественные силы и приверженности принципу феодальной зависимости.

Даосизм как философское учение, наиболее строго придерживающееся изложенных в Книге перемен традиций, основывался на концепции существования в природе вечного и неизменного начала. Концепция «дао» оказалась настолько сильной и влиятельной, что ее стали заимствовать и другие философские школы. Особенно интересной представляется школа т.н. легистов (законников), в учении которых принцип действия естественных законов был превращен в рациональный закон, из которого логически выводились правила руководства государством.

Другая школа, моизм, основанная Мо-цзы (Мо-ди, ок. 479 – ок. 400 до н.э.), проповедовала идею всеобщей любви и взаимной помощи как основополагающий принцип поддержания порядка в человеческом обществе. Как утверждал Мо-цзы, только таким путем можно внести в мир людей согласие и спокойствие, и когда эта цель будет достигнута, император (владыка мира) сможет привести в должное соответствие интересы людей с интересами Неба.

Системой, в которой традиции и дух перемен слились в единое целое, стало конфуцианство. Конфуций (ок. 551–479 до н.э.) как-то сказал о себе самом, что он отнюдь не создатель, а лишь хранитель традиций. Это заявление особенно справедливо в том смысле, что он проявил исключительный дар в сохранении лишь тех элементов традиций, которые можно было приспособить к реальным историческим переменам.

В эпоху позднего Чжоу конфуцианство еще не занимало доминирующего положения в обществе. Прошло несколько столетий, прежде чем оно стало главенствующей идеологией, а со временем и официальной религией императорского Китая. А пока все большее влияние приобретали те из князей, которые придерживались теории легистов и строили свою политику на основе идей, гарантирующих непосредственный успех. В соперничестве за преобладающие позиции далеко вперед вырвалось самое западное княжество – Цинь. В 256 до н.э. с императорским двором династии Чжоу было покончено, а в последующие три десятилетия пришли в упадок и прекратили свое существование все другие княжества. Борьба за власть завершилась в 221 до н.э., когда правитель княжества Цинь объявил себя Первым императором (Шихуанди) всего Китая.

ИМПЕРАТОРСКИЙ КИТАЙ. ПЕРВАЯ ФАЗА

Наследие, оставленное Китаю династией Чжоу, оказало решающее влияние на его будущее. Территория, ранее заселенная туземными племенами, принадлежавшими к самым разным этническим группам, при династии Чжоу стала китайской. Главные речные системы, соединенные между собой каналами, обеспечивали орошение основных районов страны. Общество приобрело определенную разветвленную структуру, в которой ученый пользовался авторитетом, а чиновник – неограниченными полномочиями. Весь мир рассматривался как единое целое, Китай – как «центр Поднебесной», у которого в идеале должно быть единое руководство и один монарх.

Объединение страны под эгидой династии Цинь (221–207 до н.э.). Захват всего Китая правителем царства Цинь означал политическое объединение страны. Однако наиболее значимой мерой стало официальное уничтожение остатков феодальной системы. В число других мер входило создание единой транспортной системы, в которой имперские дороги соединяли провинции со столицей Саньян, расположенной вблизи северо-западной границы в долине р.Вэйхэ. Были унифицированы денежная система и экономика в целом, опиравшаяся тогда преимущественно на производство сельскохозяйственной продукции. Были введены ограничения на свободу торговли, приведены в действие единая система обороны страны и централизованное командование армией. Огромные по протяженности участки защитных стен, сооружение части которых производилось еще до эпохи Цинь, были соединены и продолжены, образовав Великую Китайскую стену. При Цинь Шихуанди была унифицированы китайская письменность, судебная и идеологическая системы. Последняя утверждала господство легизма, который превратил династию Цинь в великую и могучую систему правления.

Труды представителей других философских школ, в том числе исторические, а также многие выдающиеся классические произведения искусства были сожжены. Многие ученые за свою приверженность идеям, объявленным еретическими, поплатились жизнью.

Несмотря на эти меры, династия Цинь смогла удержаться у власти немногим более 10 лет. Сразу же после смерти первого императора, последовавшей в 210 до н.э., по всей стране вспыхнули восстания и Китай вступил в период ожесточенных и разорительных внутренних войн.



Династия Хань (202 до н.э. – 220 н.э.). Ранняя, или Западная, Хань (202 до н.э. – 25 н.э.). В административном плане империя Западная Хань напоминала империю Цинь. Существовало два типа регионов. Одни находились в прямом подчинении государственных административных органов, подразделялись на префектуры и управлялись назначенными центральной властью чиновниками. Другие представляли собой мелкие феодальные княжества, правители которых избирались из состава членов императорской семьи или из среды тех, кто помог императору династии Хань в его борьбе за трон. Это частичное возвращение к прошлому стало причиной политической нестабильности. Восстания в отдельных княжествах чуть не привели к краху династии всего через два поколения после ее прихода к власти.

После консолидации ханьская администрация стала представлять собой впечатляющий образец правления. Самого императора, возглавлявшего пирамиду власти, ханьские историки часто именовали «государством». Все руководящие указания объявлялись исходящими от императора. Император был единственным законодателем и верховным судьей, а также считался верховным жрецом при проведении религиозных церемоний, затрагивающих империю в целом или вопросы престолонаследия. При императоре существовали два руководящих органа, состоявшие из высших чиновников (императорский кабинет). В первый входили т.н. «три герцога»: имперский канцлер, имперский секретарь, или вице-канцлер, и верховный военачальник. Канцелярии этих трех высших должностных лиц являлись главными в трех областях управления: гражданской, надзорной и военной. Второй руководящий орган состоял из девяти министров и носил четко выраженный исполнительный характер.



Экспансия империи Хань. Внутренние войны, которые привели к установлению власти династии Цинь, а затем династии Хань, в значительной степени снизили экономический и культурный потенциал страны. Поэтому первые правители династии Хань были озабочены проблемой восстановления единства страны. Все изменилось после восшествия на престол императора У-ди (140–87 до н.э.). У-ди восстановил и усилил правительственные монополии и право государства осуществлять контроль над ценами, ограничив деятельность класса финансистов, явился инициатором агрессивного внешнеполитического курса, в результате которого традиционные северные враги Китая, племена народности сюнну (гунны), лишились значительной части своей территории. Форпосты императорской власти были воздвигнуты в отдаленных районах Центральной Азии и на южном направлении в глубине Аннама (название, данное китайскими императорами территории современного северного и частично центрального Вьетнама). У-ди предоставил конфуцианцам право определять официальную идеологию и обязательные правила поведения, изгнав из Императорской Академии представителей всех других философских школ и лишив последних влияния на результаты императорских экзаменов на замещение должностей. Последующие поколения правителей закрепили начинания, инициатором которых был У-ди, и в середине 1 в. до н.э. китайская империя вступила в период расцвета.

Ван Ман. История династии Хань прерывается периодом, когда верховную власть в стране захватил узурпатор Ван Ман (9–23 н.э.). К тому времени власть центрального правительства столкнулась с жесткой оппозицией со стороны крупных семейств, опиравшихся не только на земельные владения и финансовую мощь, но и сохранившие под своим началом собственные армии. Ван Ман попытался противопоставить им ряд контрмер, нацеленных на подрыв экономического влияния оппозиции. Однако реформаторские меры Ван Мана не встретили поддержки даже со стороны лояльных официальных должностных лиц. Более того, Ван Ман вызвал недовольство своих сторонников из числа знатных семейств, а также крестьянского населения. Прорыв плотин на р.Хуанхэ вызвал целый ряд восстаний и бунтов. Некоторые из них вовлекли в свою орбиту крестьян, в других приняли участие крупные семейства, к третьим примкнули местные военачальники. Ван Ман был свергнут без особого труда, но для восстановления относительного порядка в стране потребовалось целое десятилетие. Наконец, на трон был возведен один из представителей крупных семейств, имевший дальнюю родственную связь с бывшим императорским домом. Под именем Гуану он стал императором династии Поздняя, или Восточная, Хань (названной в связи с переносом столицы империи из Чанъаня, недалеко от нынешнего города Сиань на восток в город Лоян).

Поздняя, или Восточная, Хань (25–220 н.э.). Правление династии Восточная Хань характеризовалось значительно большей самостоятельностью регионов. Однако даже в этих ограниченных рамках возродившаяся центральная власть смогла не только воссоздать стабильную систему управления, но и раздвинуть границы империи в юго-западном, северо-восточном и особенно северо-западном направлениях. Китайские владения в «западных регионах», завоеванные в результате ряда блестяще проведенных военных кампаний, вышли далеко за пределы территорий, которыми владела империя Западная Хань.

В этот период во властных структурах при императорском дворе особо важную роль играли три группы. Поскольку родственники царствующей особы по закону не могли занимать высшие государственные должности, последние были заполнены представителями более низкого семейного клана, т.е. клана жены императора или супруга императрицы. Случались времена, когда ключевые посты в администрации и командные позиции в армии почти целиком оказывались в монопольном владении родственников или друзей императриц. Вторую по значимости группу во властной структуре императорского двора составляли дворцовые евнухи, которые благодаря приближенности к императору обладали весьма значительной властью. Третья группа состояла из столичных ученых-конфуцианцев, утверждавших, что именно они являются единственными носителями совершенной теории и потому правомочны определять правильный курс в политике и государственном управлении. Междоусобная борьба между этими тремя группами иногда была очень дорогостоящей и кровавой. Неоднократно уничтожались целые кланы супруги (супруга) царствующей особы, и на место уничтоженного приходил другой клан. Иногда истреблялись евнухи. Но самую высокую цену пришлось заплатить конфуцианцам, которые обладали лишь интеллектуальной независимостью и отваживались вступать в борьбу, опираясь только на свои убеждения. В этих условиях, при обострении внутриполитической борьбы за власть, последние императоры династии Хань в значительной степени утратили свое главенствующее положение. Династия постепенно становилась все более слабой, пока не была окончательно свергнута в результате многочисленных мятежей провинциальных военачальников.


Политический раскол в послеханьский период. С 220 н.э. на территории Китая, за исключением коротких промежутков времени, одновременно существовало несколько государств, и в стране наступил период раскола. Начало этому периоду положила т.н. эпоха «Троецарствия». Существенное влияние сохраняло расположенное на северной равнине царство Вэй, но с ним соперничали царство Шу в бассейне верхнего течения р.Янцзы на западе и юго-западе Китая и царство У, с центром в долине нижнего течения р.Янцзы. Личности, противостоявшие друг другу в этом триумвирате, были описаны в китайском фольклоре. Одним из них был полководец Цао, основавший государство Вэй (220–265 н.э.) в Лояне. Его проницательность и хитрость особо подчеркивались в более поздних художественных произведениях. На современной китайской театральной сцене он изображается как тонкий и умелый организатор политических интриг, а также как любитель наслаждений.

Одним из тех, кто сумел поднять авторитет западного царства Шу (221–264 н.э.), был Гуань Юй, позднее вошедший в китайский пантеон в образе бога войны. На театральной сцене он изображается в белой маске, которая символизирует преданность и доброту. Второй герой царства Шу – Чжугэ Лян был великим ученым и военным стратегом. Благодаря его таланту третьему герою, императору Лю Бэю, и последующим правителям удалось сохранить царство Шу.

Царство У (222–280 н.э.) крепло и приобретало авторитет постепенно. Численность его населения росла за счет миграции с севера. Этот поток достиг апогея, когда захватчики – «варвары» волна за волной стали вторгаться в северные глубинные районы Китая. Преемники царства Вэй – правители династии Цзинь (265–420 н.э.) под натиском этих нашествий не удержались у власти. В течение долгого времени в северной части Китая существовал целый ряд царств и империй, образованных различными лидерами-некитайцами. Среди них были представители тунгусских племен, тюрков, гуннов и тибетцев. Китайская культура на севере страны находилась буквально на грани выживания.

Из числа многочисленных соперничавших между собой династий того периода самой заметной была династия, основанная семейным кланом под названием «тоба» и, возможно, имеющим тунгусское происхождение. Лидеры этой династии, которую иногда именуют Тоба-Вэй, или Северная Вэй, 386–557 н.э. (чтобы не путать ее с династией, правившей более ранним государством Вэй в эпоху Троецарствия), понимали, что удержать власть они могут, лишь сотрудничая с китайцами. Двойственная культура, возникшая на этой базе, стала образцом для последующих династий, которые создавались завоевателями.

Представители нетитулованной знати в государстве Тоба-Вэй прошли долгий путь приобщения к китайской культуре и овладения искусством управления. Более того, они получили известность как покровители искусств, при них были сооружены знаменитые пещерные храмы (в Юньгане, на севере провинции Шаньси, недалеко от Датуна, где первоначально размещалась столица Тоба, а затем, после переноса столицы в Лоян, – в скалах Лунмынь на берегу р.Ихэ). Оба эти храма являются прекрасными свидетельствами внедрения и постепенной ассимиляции буддийского искусства, представленного греко-индийской школой скульптуры Гандхара. Со временем династия Тоба-Вэй стала слабеть из-за неповиновения степных племен. Однако ей удалось сохранить свое династическое правление значительно дольше других завоевателей. Последние не могли удержаться у власти дольше одного-двух поколений. На юге страны в долине р.Янцзы неустойчивые династии быстро сменяли друг друга. Наплыв китайских мигрантов с севера оказал существенное влияние на развитие региона. Южный Китай стал опережать северный в экономической, политической и культурной областях. Бóльшая часть южных династий в интеллектуальном и культурном планах находилась под сильным воздействием буддизма.

ИМПЕРАТОРСКИЙ КИТАЙ. ВТОРАЯ ФАЗА

Династия Суй (581–618 н.э.). В 581 н.э. основатель династии Суй завоевал остававшиеся под властью варваров северные земли, а затем присоединил к империи юг страны. Эта династия создала такую управленческую систему, которая оказалась способной обеспечить целостность империи. Был разработан и осуществлен план сооружения Великого канала, который соединил р.Хуанхэ и другие речные системы Севера с реками Хуайхэ, Янцзы и с южными провинциями. Система экзаменов, использовавшаяся для отбора чиновничества, в Суйский период достигла совершенства.

Однако дорогостоящие и неудачные завоевательные походы привели к истощению. Расточительство легло дополнительным бременем на экономику. Правители династии Суй не смогли четко определить свои позиции в отношении конфуцианства, буддизма и других философских школ.


Династия Тан (618–907 н.э.). С приходом к власти в 618 н.э. династии Тан начался один из самых славных периодов в китайской истории. Деятельный и гуманный характер правления основателей династии – Гаоцзу и его сына Тайцзуна позволили восстановить империю.

Так называемые Западные регионы были присоединены к владениям Китая, к императорскому двору направляли свои посольства Персия, Аравия и другие западноазиатские государства. Кроме того, были расширены границы на северо-востоке страны; к имперским владениям была присоединена Корея. На юге была восстановлена власть Китая над Аннамом. Поддерживались отношения с другими странами Юго-Восточной Азии. Таким образом, территория страны по своим размерам стала почти равной территории Китая периода расцвета Ханьской династии.

В те времена Китай считался не только самой мощной, но и самой гостеприимной державой в мире. Религиозные деятели и философы, вынужденные покинуть родину, находили в Китае убежище и покровительство со стороны императора. Не только религии, распространенные в Персии, но и одна из христианских сект, а именно несторианская церковь, приобрела в Китае немало последователей. Буддисты из Кореи и Японии регулярно совершали паломничество к святым местам в Китае, а китайские буддисты поддерживали связи с буддийскими центрами в Индии.

Танская эпоха была свидетельницей расцвета китайского искусства и литературы. Большинство танских императоров активно покровительствовали поэзии, театральному искусству и музыкальному творчеству, а многие сами проявляли творческие способности.

Экономические и административные нововведения династии Суй были восприняты и закреплены в танскую эпоху. Был введен в действие новый порядок долговременного владения землей, в соответствии с которым образование крупных земельных владений было ограничено, а крестьяне получили возможность поддерживать стабильный уровень жизни. Наиболее значимым достижением стала созданная в Танскую эпоху правовая система, которая в конечном счете порвала с нигилизмом периода Цинь. Был сформулирован обязательный свод социальных традиций и правил поведения, пропитанных духом конфуцианства.

Вместе с тем первым танским императорам не удалось установить полный контроль над армией. Сильные императоры еще пользовались лояльностью военачальников, однако ослабление трона позволило приграничным сатрапам распространить военную власть на местную гражданскую администрацию. В 755 н.э. один из командующих, согдиец по происхождению, почти уничтожил императорскую династию. Это был Ань Лушань, положивший конец правлению императора Сюаньцзуна и нанесший серьезный урон престижу императорской власти. В стране началась длительная гражданская война, и в целях восстановления династии императорам пришлось опираться на войсковых командиров, а также на наемные войска, состоявшие из иностранцев преимущественно тюркского происхождения.

Изменение политического климата совпало с переменами в административной системе, которые часто рассматриваются как важная эпоха в истории Китая. Города, бывшие прежде административными центрами, превратились в арену деятельности растущего класса буржуазии, который завоевал экономические позиции в результате расширения производства и торговли. Попытки двора сохранить контроль хотя бы над внешней торговлей путем создания в главных торговых портах инспекционных контор, обслуживаемых евнухами, потерпели неудачу. Частные торговцы быстро научились обходить или даже прибирать к рукам эти учреждения.

Позиции двора ослабевали, а могущество местных военных лидеров продолжало расти. Итогом этого процесса стали восстания и мятежи, которые в конечном счете привели к крушению династии Тан. Одним из них, охватившим обширную территорию и получившим наибольшую известность, было восстание под руководством Хуан Чао, который во второй половине 9 в. провозгласил себя императором и разграбил торговый город Кантон, уничтожив при этом более 100 тыс. обосновавшихся в нем арабов. Один из местных военачальников убил танского императора (это событие обычно относят к 906 н.э.), принудил наследника отречься от престола и основал новую династию – Лян. Последняя, как и несколько последующих династий, правила страной недолго, в течение т.н. периода «Пяти династий», когда число военных группировок, претендовавших на трон, доходило до 20.



Династия Северная Сун (960–1127 н.э.). Когда основатель сунской династии Тайцзу вновь восстановил единство империи, ему пришлось не только принять меры для ликвидации беспорядков, но и взяться за решение проблем, оставшихся нерешенными в период правления династии Тан. Границы державы в сунскую эпоху значительно сузились. Две иностранные империи, образовавшиеся к тому времени, оккупировали часть китайской территории, и у китайцев не было сил противостоять захватчикам. Первой из этих империй было государство Ляо, основанное тунгусским племенем киданей (китаев). Империя Ляо включила в свой состав Маньчжурию, Внутреннюю Монголию и северную часть современных китайских провинций Хэбэй и Шаньси, в том числе города Пекин и Датун. Другим государством было Ся Западное (империя Си-Ся), образованное тангутами, которые заселили земли вдоль северо-западной границы. Военные экспедиции Китая против этих двух империй оказались неудачными, и в результате Китай был вынужден подписать с ними соглашения, включавшие ряд унизительных статей, в том числе выплату ежегодной дани. На протяжении всего периода правления династии Сун Китай никогда не претендовал на свои бывшие владения в Центральной Азии. Не вернул Китай и некогда принадлежавшие ему земли в пределах современных провинций Юньнань, Сычуань и Гуйчжоу, оккупированные в танскую эпоху тайским народом наньчжао, а также владения в Аннаме, находившиеся в собственности Китая на протяжении тысячи лет.

Судьба династии Тан показала опасность использования правительственной армии. Поэтому Суны держали все армейские формирования под строжайшим контролем центра и старались использовать военных как можно реже, порой даже в ущерб национальной гордости.

Тенденция к централизации прослеживается во всех политических деяниях в период Сунской империи. Деспотия была превращена в систему и оформлена организационно, хотя сунские императоры редко прибегали к использованию своих конституционно узаконенных полномочий. Параллельно принимались меры по стимулированию прогресса в области политической теории. Еще в танскую эпоху в литературных и философских кругах набирало силу движение, выступавшее против либеральных конфуцианских школ прошлого и против тех элементов буддизма, которые противоречили идее централизованной власти. Основатель этого движения Хань Юй (768–824) в свое время не получил признания со стороны конфуцианцев, но в начальный период династии Сун его школа возродилась. Чжоу Дунь-и (1017–1073), Чэн И (1033–1107) и в более поздний период сунской эпохи Чжу Си (1130–1200) были в числе основателей и хранителей неоконфуцианства. Все последующие династии восприняли неоконфуцианство в качестве основополагающего учения.

Инициатор экономических реформ Ван Аньши (1021–1086) был исключительно энергичным человеком. Предлагавшиеся им меры включали централизацию всей торговли и транспорта, государственные ссуды крестьянам, введение новой системы налогообложения и замену армии наемников народным ополчением. Эти реформы он проводил вопреки противодействию консервативной части чиновников-конфуцианцев, которые в конечном счете все-таки одержали верх.



Династия Южная Сун (1127–1279). Начало 12 в. ознаменовалось очередным политическим кризисом. В этот период северное государство Ляо было покорено империей Цзинь, основанной северо-восточными племенами – чжурчжэнями. Завоеватели хлынули на территорию Северо-Китайской равнины и в 1127 оккупировали столицу Сунской империи город Кайфын, взяли в плен императора Циньцзуна и его отца Хэйцзуна. Сунский императорский двор перебрался в новую столицу (нынешний город Ханчжоу) к югу от р.Янцзы. Приграничные войны, а иногда военные кампании более крупного масштаба оставались главной проблемой империи Южная Сун в течение всего периода ее существования.

Вполне вероятно, что лишь из-за недоверия к собственным военачальникам Суны не смогли вернуть утраченные земли. Среди генералов сунской армии того времени было несколько полководцев, прежде всего генерал Юэ Фэй, которые отличались энергией и стратегическими талантами. Однако императорский двор предпочел пойти на подписание мирного соглашения с Цзинями и отозвал свои войска с полей сражений.

Юэ Фэя по ложному обвинению в государственной измене заключили в тюрьму, а затем отравили. Императорский двор династии Южная Сун отказался прислушаться и к советам представителей философско-политического течения прагматистов, идеи которых основывались на стремлении отвоевать Север.

Многие из сунских императоров собрали ценнейшие коллекции. Некоторые из них, включая императора Хэйцзуна, сами были талантливыми художниками. Литературные творения эпохи Сун сравнимы с шедеврами эпохи Тан. Это был период т.н. классических песен, которые слагались в виде стихов с различной длиной строки, с исключительно сложным ритмическим рисунком и рифмой, в отличие от строго выдержанных в определенном размере стихов танского периода.

Монгольская династия Юань (1271–1368). Сунская династия завершила свое правление с приходом монголов, вождь которых Чингисхан к тому времени осуществил успешные завоевательные походы в Западную Азию. Внук Чингисхана – Хубилай присоединил Китай к владениям империи монголов и стал основателем монгольской династии на китайской земле. Монголы рассматривали Китай преимущественно в качестве объекта эксплуатации, почти не обращали внимания на китайские традиции и ввели в стране новую иерархию, в которой все высшие посты были заняты самими монголами. На следующем уровне находились иностранцы, которых монголы использовали на высших административных должностях. Рангом ниже стояли китайцы-северяне, земли которых были отвоеваны у империи Цзинь. Наконец, низшую и самую презираемую группу составляли китайцы-южане, бывшие подданные Сунской империи.

Попытки монголов завоевать Японию и о.Ява закончились неудачей, но с территории Китая совершались различные дальние военные экспедиции. Внешняя торговля, получившая значительное развитие уже в сунскую эпоху, в этот период достигла нового расцвета.

На материке монголам удалось вернуть все территории, утраченные Китаем в сунскую эпоху, и даже присоединить земли, прежде никогда не принадлежавшие китайцам. Монголы покорили китайское государство Наньчжао на территории современной провинции Юньнань. Завоевание Тибета было осуществлено без особых военных усилий, и тибетские монахи стали играть значительную роль в культурной и политической жизни столицы.

В этот период на Восток начали прибывать первые христианские миссии, и монголы не только терпели их присутствие, но даже оказывали им поддержку.

Из стратегических соображений монголы основали свою столицу на месте нынешнего Пекина. Затем они обратились к старой китайской идее соединения столицы с более преуспевающими в экономическом отношении регионами при помощи Великого канала. Таким образом, долина нижнего течения р.Янцзы сохранила свое положение главного экономического центра, а вместе с тем и главного источника богатств и талантов.

Династия Мин (1368–1644). В ходе восстаний, происходивших в завершающий период монгольского правления, богатые китайские семьи стремились вернуть себе утраченные позиции. Чжу Юаньчжан, ставший основателем Минской династии, не был представителем шэньши и считал интересы этого сословия, а равным образом и господство чиновничества в управлении страной опасными для той формы государственного аппарата, которую он собирался создать. Тенденция к узаконенной централизации правления, заметно проявившаяся уже в сунский период, получила приоритетное развитие в минскую эпоху. Даже должность канцлера – главного политического советника императора при всех китайских династиях – не была сохранена при Минах. Никогда еще с подданными страны не обращались с такой жестокостью. Наказание ударами палки высокопоставленных чиновников в присутствии всего двора стало обычной практикой. Известны случаи, когда чучело казненного чиновника вешали в кабинете его преемника.

Деспотический режим мог сохраняться лишь во времена правления сильных и энергичных императоров. Однако вскоре правителей стала привлекать роскошь дворцовой жизни, и власть оказалась в руках евнухов. Время от времени между чиновничеством и евнухами вспыхивали ожесточенные схватки, в которых обычно поражение терпели конфуцианцы, как это уже случалось в годы правления императоров династии Хань.

Попытки усилить действенность тех конфуцианских концепций, которые подчеркивали необходимость уважения человеческого достоинства и независимость творческой индивидуальности, делались еще в сунский период. В минскую эпоху их продолжил один из величайших китайских философов Ван Янмин (Ван Шоужэнь, 1472–1529). В конце правления династии Мин конфуцианское учение вновь вернуло себе жизненность и силу. Фигуры величайших представителей конфуцианской философии, которым удалось сохранить свое влияние при династиях Мин и Цин, продлили конфуцианству жизнь еще на 300 лет.

Со временем Минам удалось восстановить власть империи над большей частью своих бывших территорий на северо-западе. Получили дальнейшее развитие и внешнеторговые связи. При поддержке двора китайские торговые суда достигали даже берегов Африки. Первые императоры минской династии пытались держать контроль над внешней торговлей в своих руках, что было и доходным, и престижным делом, однако частные торговые предприятия вскоре стали успешно конкурировать с государственными. Большие группы китайских поселенцев высаживались на острова Юго-Восточной Азии и устраивали там китайские колонии. Такие не связанные с сельскохозяйственным производством сектора экономики, как горное дело и металлургия, также получили значительное развитие.

Вскоре у северо-восточных границ Китая возник новый и могущественный противник. Вождь потомков чжурчжэней Нурхаци в 1616 объявил себя ханом и основал династию Цзинь («Золотая»). Таким образом была создана маньчжурская империя, которая была типичной приграничной империей, однако Нурхаци в гораздо большей степени использовал китайский опыт в административной и военной областях для укрепления собственного господства. В организации его вооруженных сил черты, присущие войскам степных народов, сочетались с китайскими методами жесткого управления и контроля. Какое-то время все его внимание занимали приграничные войны, а отдельные походы более крупного масштаба успешно отражались минскими войсками. Поэтому почти случайно маньчжурам удалось пробиться через проходы в Великой Китайской стене. После этого, несмотря на попытки отдельных минских князей опереться на дух патриотизма, исход борьбы был предрешен. Даже такие отдаленные провинции, как Юньнань и Гуйчжоу, где отдельные отпрыски минской династии удерживали свои позиции, в конечном счете оказались в руках захватчиков. Преемник Нурхаци Абахай в 1636 провозгласил себя императором, а маньчжурскую династию переименовал в Цин («Светлая»).



Маньчжурская династия (Цин) (1644–1912). Династия, образованная маньчжурами, с точки зрения государственного устройства была более китайской, чем все другие династии, прежде создававшиеся захватчиками. Оккупанты переняли абсолютно все китайские традиции управления. Династия Цин отличалась от исконно китайской лишь тем, что гарнизоны маньчжурских войск, дислоцированные в стратегически важных пунктах по обе стороны горных проходов, вынуждены были добиваться поддержки китайского населения. К концу 18 в. империя Цин распространила свою власть на северо-западные территории, некогда принадлежавшие империи Хань. К ним добавились Внутренняя и Внешняя Монголия на севере, присоединенные в результате военных экспедиций или путем переговоров. Протекторат над Тибетом был восстановлен, а некоторые гималайские государства были превращены в вассалов. Был установлен суверенитет Китая над Кореей и рядом стран Юго-Восточной Азии.

Во время правления династии Цин упрочились контакты Китая с Западом, и в страну стали проникать западные религия, культура и технические достижения. Еще в поздний период минской эпохи в Китай прибывали многочисленные миссии Римской католической церкви, по большей части иезуиты, организовавшие приходы в провинциях и даже наладившие связи с императорским двором. Иезуиты являлись представителями не только западной церкви, но и западной культуры. С помощью европейских астрономов был разработан китайский календарь, европейские географы создали карты Китая. Европейские мастера отливали китайские пушки, а европейские архитекторы строили китайские дворцы. Китайские пейзажи рисовали европейские художники. Наконец, уровень сельскохозяйственного производства поднялся на новую высоту при помощи европейских агрономов.

УПАДОК ИМПЕРАТОРСКОГО КИТАЯ

Последние годы существования династии Цин заслуживают отдельного рассмотрения. Плохое управление внутри страны и неспокойная обстановка в сельских районах, усугубляемые беспрецедентным ростом численности населения, привели к грандиозному восстанию, которое в середине 19 в. приобрело характер революции. Европейские державы сделали попытку силой заставить Китай открыть двери для европейских товаров. Это сочетание давления изнутри и извне принесло много невзгод как китайскому народу, так и его правительству, но одновременно дало импульс формирования движений за социальные и политические реформы.

Восстание и интервенция. В конце 18 в. проявились симптомы упадка династической власти. Коррупция в правительстве достигла невероятного размаха; неспокойная обстановка в обществе находила выход в восстаниях, в частности, поднятом буддистской сектой Байляньцзяо («Белого лотоса») в 1796–1804. Регулярные императорские войска, т.н. «восьмизнаменные войска» и «армия зеленого штандарта», к тому времени полностью разложились, и вся тяжесть защиты династии легла на плечи поспешно сформированных армий типа «сянъюн» («местных храбрецов»), которые во второй половине 19 в. были преобразованы в армию «юнъин» («храбрых батальонов»), опору династии Цин. Начиная с 18 в. Китай страдал и от отсутствия сильного руководства. Императоры Цзяцин (1796–1820), Даогуан (1821–1850) и Сяньфын (1850–1861) вряд ли вообще были способны руководить государством. Вдовствующая маньчжурская императрица Цыси правила Китаем с 1861 по 1908.

Ухудшилось международное положение Китая. Характер деятельности европейцев в Индии, Малайе и на Филиппинах, а также вероломное поведение первых португальских и голландских купцов в прибрежных районах Китая привели к постепенному росту в стране антиевропейских настроений, а некоторые аспекты деятельности и конфликты иезуитских, францисканских и доминиканских миссионеров в Китае вызывали дополнительные подозрения. После 1724 в стране была запрещена пропаганда христианства, а после 1757 международная торговля могла осуществляться только через самый южный китайский порт – Кантон, где иностранцам было разрешено совершать торговые экспортно-импортные сделки во время краткого «торгового сезона» и только через посредников – «императорских купцов», а позднее – через кохонг (гунхан) – китайскую купеческую корпорацию, действовавшую по указаниям императорских чиновников. По окончании «торгового сезона» все иностранцы должны были проживать в Макао, находившемся с 16 в. под властью Португалии. Эта императорская монополия на торговлю китайцев с Западом вместе с имперскими положениями, ограничивавшими ассортимент разрешенных к продаже товаров, все больше раздражала представителей европейских коммерческих кругов, которые пришли к решению устранить все барьеры на пути торговли с Китаем.

Поначалу Китаю удавалось противодействовать усилиям Запада изменить систему монопольной торговли в Кантоне. Миссии англичан с целью установления более упорядоченных торговых и дипломатических отношений с цинским правительством, возглавлявшиеся Джорджем Макартни (1793) и Уильямом Питтом Амхерстом (1816), окончились провалом. Однако к 1830 вследствие влияния таких факторов, как унизительная система кантонской торговли и изменение баланса торговли в пользу Англии (отчасти из-за увеличения объема продажи индийского опиума Китаю), создалась кризисная ситуация. В 1840 английские войска вторглись в Китай и захватили несколько приморских городов. Разразилась первая т.н. «опиумная» война. Непосредственной причиной войны стала торговля индийским опиумом в нарушение императорских эдиктов, запрещавших ввоз опиума в Китай. Начало военных операций было спровоцировано решительными действиями по запрету торговли опиумом в Кантоне китайского особого уполномоченного Линь Цзэсюя и уничтожением большой партии опиума, принадлежавшей английским купцам. На начальном этапе военной конфронтации ощущалось превосходство западной техники, однако понадобились 20 лет упорных переговоров и вторая «опиумная» война (англо-франко-китайская 1856–1860), прежде чем Китай согласился принять западные принципы торговых отношений.

По условиям целой серии договоров, заключенных с несколькими европейскими державами и США в период между 1842 и 1860 (например, Нанкинский договор 1842, Тяньцзиньский договор 1858, Пекинские конвенции 1860 и др.), Китай стал участником «системы неравноправных договоров», принципиальными требованиями которых были: 1) открытие иностранцам для проживания и торговли специально оговоренных портов, включая Кантон, Амой, Фучжоу, Нинбо и Шанхай, а также полное отделение Гонконга; 2) учреждение специальных сеттльментов в этих портах, находящихся под управлением иностранной администрации; 3) экстерриториальность, или распространение действия законов страны-участника договора на ее граждан, находящихся в Китае; 4) открытие в Китае иностранных дипломатических представительств; свобода плавания иностранных судов в китайских территориальных водах; участие в регулировании китайских таможенных тарифов со стороны иностранных партнеров; деятельность внешнеторговых таможенных учреждений под руководством таможенных управлений с иностранным персоналом, находящимся на китайской службе; 5) доступ миссионеров в глубинные районы Китая.



Тайпинское восстание. Китайская реакция на давление со стороны Запада, конечно, в значительной степени определялась ситуацией внутри страны, которая в середине 19 в. была крайне неустойчивой. В период между 1840 и 1860 революционные восстания вспыхивали во всех 18 провинциях. Четыре из них поставили под удар само существование династии Цин: два выступления были организованы мусульманским населением на юго-западе (1855–1873) и северо-западе страны (1862–1878), Тайпинское (1851–1864) и Няньцзюаньское (1853–1868) восстания. Самым мощным и организованным было Тайпинское восстание. На протяжении почти 15 лет отряды тайпинов действовали в 16 из 18 провинций страны.

Отправным пунктом Тайпинского восстания стала межклановая вражда в Южном Китае, усилившаяся под влиянием бурного роста населения и раздуваемая недовольством этнически обособленных сообществ хакка. Однако особый характер этого движения определялся присущей ему уникальной идеологией, проповедником которой был самопровозглашенный младший брат Христа – Хун Сюцюань, сельский учитель, несколько раз проваливавший экзамены на занятие должности в системе гражданской администрации и почерпнувший свое религиозное вдохновение от миссионеров в Кантоне и из памфлетов Лян Афа – первого обращенного в протестантскую религию китайца.

Религиозная пропаганда Хун Сюцюаня обещала, помимо избавления от маньчжурских «демонов», вознаграждение в раю. Кроме того, идеология тайпинов подчеркивала равенство людей (включая женщин) перед Богом и обещала помощь калекам, одиноким вдовцам, вдовам и сиротам. Восставшие клялись ликвидировать торговлю опиумом, азартные игры, женское рабство, проституцию и бинтование ног. Земельная программа тайпинов ставила своей целью дать «землю всем, чтобы ее обрабатывать, пищу всем, чтобы есть, одежду всем, чтобы носить, и деньги всем, чтобы их тратить». Эта революционная программа, по существу, никогда не была проведена в жизнь. Одним из препятствий на пути ее практического претворения было то, что участники восстания большую часть своего времени проводили в боях, даже после основания столицы тайпинов в Нанкине в 1853. К тому же у них не хватало управленческих кадров, поскольку большинство грамотных чиновников связывало свои личные интересы с династией Цин. Для решения проблемы снабжения продовольствием тайпины были вынуждены использовать местную элиту – помещиков и бывших мелких чиновников местных правительств. Кроме того, тайпины допустили ряд грубых стратегических ошибок. Кровавая чистка 1856 лишила нанкинский режим лучших лидеров. Вместе в тем, несмотря на всю слабость движения, оно оставалось серьезной угрозой для династии. Новые императорские армии (юнъин), в особенности находившиеся под командованием Цзэн Гофаня и Ху Линьи, в боях на территориях провинций по среднему течению р.Янцзы остановили наступление тайпинов, однако окончательная победа над восставшими была достигнута только в начале 1860-х годов благодаря военной поддержке Запада. Признание многими высокопоставленными чиновниками династии Цин превосходства европейского вооружения и техники, по существу, вдохновило т.н. «движение самоусиления» – своеобразную попытку усилить военный и экономический потенциал Китая, предпринятую после 1860 патриотически настроенными чиновниками.

К сожалению, достигнув успеха в предотвращении новых крупномасштабных восстаний в последние десятилетия 19 в., династия оказалась не в состоянии провести реформы. В столицу продолжали поступать сообщения о сотнях восстаний на местах. Знаменитая реставрация во время правления китайского императора Тунчжи в 1860-х годах принесла успех в деле восстановления авторитета императорской власти и сохранения конфуцианского наследия. Однако те же преданные трону государственные деятели, что восстановили мир и порядок в обществе (основную роль в котором играло наиболее образованное сословие шэньши), были вынуждены идти на различные компромиссы в тех случаях, когда речь шла о постоянных нарушениях законности со стороны бюрократии и местной элиты.

Иностранное влияние и реформы. После заключения Пекинских конвенций 1860 отношения Китая с зарубежными странами улучшились. Присутствие иностранных посольств в столице и учреждение в 1861 министерства иностранных дел (Цзунли ямэнь) свидетельствовали о совместных усилиях Китая и Запада для разрешения межгосударственных противоречий. Учреждение императорской таможенной инспекции символизировало совершенствование административной системы в духе т.н. политики взаимного сотрудничества. Созданное в 1854 в Шанхае, это совместное китайско-иностранное предприятие в 1860-е годы распространило сферу своей деятельности на другие открытые порты. Инспекция подчинялась централизованному управлению во главе с британским генерал-инспектором Робертом Хартом. Система существующих договоров обеспечила благоприятные условия для иностранного влияния в самых различных сферах. Публикации миссионерских общин и переводы на китайский язык западной литературы дали возможность китайскому обществу, по меньшей мере его просвещенным слоям, ознакомиться с новыми областями знаний. Китайцы, поддерживавшие тесные профессиональные связи с представителями Запада (дипломаты, военные, служащие таможенных учреждений), неизбежно попадали под влияние западных идей и образа жизни.

Однако европейцы и американцы отнюдь не всегда производили на китайцев благоприятное впечатление. Привилегии, которыми пользовались иностранцы, вызывали недовольство местного населения. Иностранные дипломаты часто надменно относились к китайцам, а вмешательство западных торговцев и миссионеров в китайские дела вело к усилению напряженности. В результате нередко вспыхивали мятежи, направленные против иностранцев. Наиболее серьезным столкновением явилась т.н. «тяньцзиньская резня» (1870).

В 1873 послы иностранных держав добились освобождения от обязанности совершать низкий поклон императору во время аудиенций. В 1874 японцы вторглись на территорию восточной части о.Формоза (Тайвань); соглашение об их эвакуации было достигнуто с помощью английских посредников, но Формоза была включена в число территорий, открытых для иностранной торговли. В 1875 после т.н. инцидента с Маргари в Юньнани (убийство местными жителями англичанина Огастеса Маргари) Англии была передана Верхняя Бирма, которую Китай считал своим протекторатом. В 1879 Япония аннексировала о-ва Рюкю – бывшее вассальное государство, выплачивавшее дань Китаю. В 1880 конфронтация между Китаем и Россией на р.Или привела к более четкой демаркации границ в ущерб Китаю. После китайско-французской войны 1884–1885 Китай был вынужден признать протекторат Франции над Вьетнамом, еще одним вассалом Китая. Кульминацией всех этих кризисных явлений явилось поражение Китая в китайско-японской войне 1894–1895. По Симоносекскому договору 1895, завершившему войну, Китай был вынужден признать независимость Кореи и передать Японии провинцию Тайвань.



Реформаторские движения. Череда пережитых Китаем унизительных потерь высветила неадекватность программы «самоусиления». С помощью Запада и под руководством выдающихся лидеров, в частности ученого и государственного деятеля Ли Хунчжана, были построены арсеналы и корабельные верфи, текстильные фабрики, железные дороги и даже собственный военно-морской флот. Однако, не обладая необходимыми финансовыми ресурсами, сторонники идеи «самоусиления» становились все более уязвимой мишенью для консервативной оппозиции. Поражение Китая в китайско-японской войне вместе с «борьбой за концессии», последовавшей после захвата Германией порта Циндао на берегу залива Цзяочжоувань на Шаньдунском п-ове в конце 1897, послужили мощным доводом в пользу сторонников более «продуманных» реформ.

От реформ к революции. Еще в 1880-х годах отдельные китайские писатели, такие, как Чэн Гуаньин и Ван Тао, начали выдвигать новые принципы экономического развития и реформы государственного устройства. К началу 1890-х годов проникновение в Китай прогрессивных идей получило удивительно широкий размах. Развитие коммуникаций (пароходного сообщения, телеграфных линий и прессы, издаваемой на китайском языке) позволило многим районам империи получать информацию о событиях, которые происходили во всех уголках планеты. Публикации на китайском языке, издаваемые миссионерскими общинами, книги, написанные побывавшими в Европе и США китайцами, еще до поражения Китая в войне с Японией в 1894–1895 расходились большими тиражами. На гребне эмоциональной волны, вызванной унизительным поражением, в различных уголках империи стали возникать многочисленные «аналитические ассоциации», организованные реформистски настроенными интеллигентами.

Кан Ювэй и «100 дней реформ». Пожалуй, самым авторитетным из них был Кан Ювэй, черпавший свои идеи не только из конфуцианской и буддийской, но и из западной литературы. Кан выдвигал идею построения общества, в котором человек пользовался бы полной самостоятельностью и мог осуществлять контроль над властными структурами. Его широкомасштабные проекты политических реформ включали создание всенародно избираемого парламента, действующего в рамках конституционной монархии, стимулирование технического и экономического развития, создание системы образования, охватывающей все уровни общества, реформу системы судопроизводства и запрещение бинтования ног. В период между 1895 и 1898 Кан и его соратники, включая Лян Цичао, через различные журналы, научные общества и новые школы активно пропагандировали идею осуществления реформы структуры управления и политического устройства страны. После того как немцы оккупировали Цзяочжоу, Кан с соратниками смогли донести свои замыслы до молодого императора Гуансюя (1875–1908; фактический период правления – 1889–1898), и пока временно отошедшая от дел вдовствующая императрица Цыси наблюдала за происходящим, летом 1898 начался знаменитый период «100 дней реформ». Опираясь на Кана, император издал примерно 200 эдиктов по самым различным вопросам просвещения, экономики, военного дела и политики. Но когда император начал строить планы реформ, затрагивавших структуру центрального управления, Цыси с помощью своего преданного чиновника Жун Лу организовала государственный переворот и вернула себе регентские права. Император, являвшийся племянником и приемным сыном вдовствующей императрицы, был отстранен от дел, а все его реформаторские эдикты были отменены. Кану и Ляну удалось бежать в Японию, ряд реформаторов были казнены.

Крах «100 дней реформ» убедил многих, что каких-либо фундаментальных изменений можно достичь лишь путем революции. Среди китайских революционеров первой волны наиболее известен Сунь Ятсен, символ революции 1911.

Боксерское (Ихэтуаньское) восстание. Вслед за государственным переворотом 1898 резкое недовольство иностранным засильем выразилось в «боксерском восстании». В конце 1890-х годов тайное общество, носившее название «Кулак, поднятый во имя справедливости и согласия» (т.е. «боксеры»), организовало восстание под антидинастическими и антиимпериалистическими лозунгами. Ненависть к европейским интервентам продолжала сохраняться даже после того, как к 1899 опасная «борьба за концессии» прекратилась в связи с достигнутым балансом сил, вынудившим европейские державы согласиться на предложенную США политику «открытых дверей». Под покровительством ряда чиновников цинского двора, враждебно настроенных к иностранцам, боксеры перешли от антидинастических к продинастическим лозунгам, продолжив вакханалию убийств миссионеров и сотен обращенных в христианство китайцев. Вступив в июне 1900 в Пекин, они осадили все иностранные представительства. Дезориентированная приспешниками, утверждавшими, что иностранцы замышляют удалить ее с трона в пользу императора Гуансюя, Цыси объявила войну иностранным державам – участникам интервенции в Китай. Хотя более уравновешенные чиновники старались ограничить зону ведения военных действий и преследований христиан главным образом северными провинциями, избежать мести было невозможно. После того как экспедиционные войска союзников численностью ок. 20 тыс. человек вынудили боксеров снять осаду и разогнали остатки «боксерской» армии, Китай должен был понести жестокое наказание. Согласно Боксерскому протоколу 1901, Китай был обязан выплатить союзным державам контрибуцию в размере ок. 450 млн. таэлей – китайских унций серебра (1 кит. унция соответствует 1,33 англ. унции), что примерно в пять раз превышало годовой доход цинского правительства; наказать виновных цинских чиновников; временно отменить проведение государственных экзаменов на занятие должностей в сфере гражданского управления примерно в 45 городах (в порядке наказания представителей сословия шэньши); согласиться на расквартирование иностранных войск в Пекине.

Реформы после Боксерского восстания. Катастрофа ускорила рождение второго реформаторского движения, на этот раз санкционированного самой вдовствующей императрицей. За период с 1901 по 1908 династия объявила о проведении целого ряда реформ в сфере образования, военного дела и административного управления, во многом повторявших программу «100 дней реформ». Были созданы новые школы по подготовке к сдаче усовершенствованных экзаменов на замещение гражданских должностей, однако в 1905 сама экзаменационная система была полностью отменена. Происходило формирование новых воинских частей, разрабатывался план создания национальной армии. В Пекине были образованы новые министерства и составлен проект нового кодекса законов. Началась работа по составлению бюджета.

Распространение революционных настроений. По иронии судьбы, все меры, направленные на укрепление династии, ускорили ее падение, поскольку наглядно высветили несоответствие цинского правительства требованиям современности. Учеба китайских студентов в Японии, организованная при поддержке правительства и ставшая возможной как для гражданских, так и для военных лиц, способствовала распространению среди китайской молодежи идей политических эмигрантов и западных веяний. В 1903 в городах, расположенных в долине р.Янцзы, были созданы революционные антиманьчжурские кружки. Китайское студенчество в Токио сплотилось воедино, сформировав в 1905 Революционную лигу (Тунмэнхой), лидером которой стал Сунь Ятсен.

Тем временем стало набирать силу движение за реформу конституционного устройства. Под давлением шэньши и студенческих обществ императорский двор в 1908 заявил о планах создания совещательных провинциальных комитетов, а еще через два года – Всекитайской консультативной ассамблеи. В 1917 планировалось ввести конституцию и парламентское правление.

К 1910, через два года после смерти Цыси и загадочной смерти императора Гуансюя, революционная активность достигла невиданного размаха. В условиях, когда императорский трон занимал совсем еще ребенок Пу И (Сюань Тун, 1909–1911), а маньчжурские принцы боролись за власть друг с другом, восстания в Кантоне и других городах Китая посеяли новые сомнения в законности властных полномочий династии Цин. Даже некоторые консерваторы из числа шэньши пришли к выводу, что концепция «прав народа» более правомочна, чем «мандат неба». Тем временем шэньши организовали движение за ликвидацию концессий западных держав на железные дороги, которое достигло своей кульминации в середине 1911. Вскоре после этого началась революция. Ее инициаторами выступили радикалы (в том числе студенты, вернувшиеся из Японии), которые проникли в ряды новой армии и получили поддержку со стороны видных шэньши.


Республиканская революция. 10 октября 1911 в Учане (провинция Хубэй) офицеры и солдаты новой армии подняли восстание. Финансовая поддержка нового революционного режима в Хубэе была обеспечена лидерами провинциальной ассамблеи. К декабрю революционные выступления произошли в 14 провинциях, хотя боевые действия велись лишь в нескольких районах. 29 декабря 1911 Сунь Ятсен (незадолго до того вернувшийся из США) был избран временным президентом Китайской Республики. Однако революционерам противостояли мощные силы Юань Шикая, бывшего главного военного советника Цыси.

РЕСПУБЛИКАНСКИЙ КИТАЙ: 1912–1949

Юань Шикай искусно маневрировал между революционерами и вдовствующей императрицей Лун Юй и заручился согласием последней отречься от трона в пользу малолетнего императора. Отречение состоялось 12 февраля 1912, и Китай стал республикой. Затем путем ряда махинаций Юань Шикай вынудил Сунь Ятсена передать ему полномочия временного президента Китайской Республики. Эта передача состоялась в апреле 1912.

Республика под властью Юань Шикая. Путем объединения Тунмэнхоя с несколькими небольшими политическими партиями Сунь Ятсен создал партию Гоминьдан (Национальную партию). В Китае был введен институт правления страной в форме парламента и кабинета министров. Однако согласия в вопросе о будущем в стране не было. Существовало лишь общее соглашение о том, что Китай должен стремиться к процветанию и превращению в державу мирового значения.

Юань Шикай был сторонником сохранения политических традиций и не верил в республиканский путь развития. После того как Юань был утвержден на посту президента, он возглавил кампанию за провозглашение его императором (1915). Однако этот проект не отвечал духу времени. Несколькими месяцами ранее Япония вынудила правительство Юань Шикая согласиться на принятие выдвинутых ею «двадцати одного требования», которые включали передачу ей бывших германских владений на Шаньдунском п-ове, получение приоритетных прав на экономическое освоение Маньчжурии и Монголии, контроль над крупнейшими каменноугольными бассейнами в Китае и, наконец, запрещение другим странам получать какие-либо новые концессии в Китае. Согласие Юаня на эти унизительные требования было воспринято обществом как оскорбление, и законодательные органы отказались ратифицировать подписанные президентом договоры. Когда Юань заявил о своем намерении занять «трон дракона», недовольные местные военные деятели сначала заставили его отложить осуществление этого плана, а затем и вовсе отказаться от него.

Эра милитаристов. После кончины Юань Шикая (1916) в стране произошли серьезные политические изменения. Началась «эра милитаристов» – различные военачальники соперничали между собой в борьбе за власть.

14 августа 1917 Китай объявил войну Германии. Премьер Дуань Цижуй полагал, что вступление Китая в войну поможет укрепить влияние его страны в Азии. Однако эти надежды не оправдались. На Версальской мирной конференции 1919 все особые права Германии на Шаньдунском п-ове были переданы Японии.

Положения Версальского договора вызвали в Китае массовые демонстрации протеста. Эти действия получили название «Движения 4 мая». Помимо этого, в 1919 все возрастающее влияние стала оказывать революция в России. В июле 1921, в значительной степени по инициативе двух профессоров Пекинского университета – Чэнь Дусю и Ли Дачжао, в Шанхае была создана Коммунистическая партия Китая. Чэнь стал ее первым генеральным секретарем. Одним из молодых последователей Ли Дачжао стал Мао Цзэдун.

В это время из вынужденной эмиграции вернулся Сунь Ятсен. В 1919 он вдохнул новую жизнь в Гоминьдан, а в 1920–1922 предпринял неудачную попытку создания политической базы оппозиции в Кантоне. В январе 1923 Сунь встретился в Шанхае с советским дипломатом А.А.Иоффе, и они опубликовали совместное коммюнике, которое, по существу, означало заключение союза СССР с китайской оппозицией.

Союз Гоминьдана с коммунистами. Сунь Ятсен возвратился в Кантон и направил своего молодого военного помощника Чан Кайши в Москву. Целью этой миссии было развитие отношений, начало которым было положено на встрече Суня с Иоффе, а затем из Москвы в Китай к Сунь Ятсену были направлены политической советник М.М.Бородин и военный советник В.К.Блюхер. Сунь перестроил Гоминьдан по образцу РСДРП(б), и в январе 1924 реорганизованный Гоминьдан созвал в Кантоне свой первый съезд. Съезд принял программу, в которой содержался призыв к союзу с СССР и сотрудничеству с Коммунистической партией Китая. Сунь Ятсен предложил уточненную и более радикальную формулировку своих «трех народных принципов»: национализм, демократия и народное благоденствие. «Национализм» в практическом преломлении превратился в борьбу с империализмом. «Демократизм» предусматривал переход к республике. «Народное благоденствие» рассматривалось как борьба с феодализмом и наделение крестьян землей («каждому пахарю свое поле»). На своем третьем съезде (1923) КПК признала, что Гоминьдан должен стать «центральной силой» революции. Согласие по этому вопросу легло в основу коалиции двух партий, которые договорились и о главной ближайшей цели – свержении правительства милитаристов в Пекине.

В конце 1924 в результате переворота в Северном Китае власть захватили военные лидеры из Маньчжурии. Сунь Ятсен еще раньше договорился с правителем Северо-Восточного Китая Чжаном Цзолинем и главой пекинского правительства Дуанем Цижуем об «альянсе» и в декабре 1924 направился в Пекин на переговоры о всестороннем политическом урегулировании. Однако в Пекине он тяжело заболел и умер (март 1925).


Укрепление позиций Чан Кайши. 1 июля 1925 революционный режим в Кантоне объявил о своем официальном преобразовании в Национальное правительство Китая. В середине 1926 контроль над основными властными структурами режима установил Чан Кайши – начальник Военной школы Вампу.

Северный поход. В июле 1926 кантонская революционная армия во главе с Чан Кайши предприняла долго готовившийся «северный поход» против милитаристов. 30 мая 1925 полиция шанхайского международного сеттльмента открыла огонь по демонстрантам. Были убиты 12 китайских студентов. Это вызвало новый всплеск ненависти к иностранцам. По мере своего продвижения силы националистов завоевывали все большее число приверженцев и смогли быстро достичь своей первой цели – закрепиться в районе среднего течения р.Янцзы. К концу 1926 правительство переехало из Кантона в Ухань. К марту 1927 революционная армия установила контроль над Шанхаем и Наньцзинем (Нанкином).

Чистка коммунистов. После этого в апреле Чан Кайши провел чистку коммунистов в Шанхайско-Нанкинском районе. Это был прямой вызов правительству в Ухани, которое по-прежнему действовало на основе сотрудничества с коммунистами. Коммунисты приступили к формированию собственных вооруженных сил, но было уже поздно, и левый Гоминьдан в Ухани, в свою очередь, начал кампанию чистки. Хотя коммунисты и предприняли ряд попыток организации военных выступлений в Южном Китае, к концу 1927 они были вынуждены отступить. Уцелевшие отряды коммунистов нашли убежище в горных районах на юге страны либо укрылись на территориях иностранных концессий в Шанхае. Тем временем Бородин и другие российские советники возвратились в Советский Союз, а правительство левого крыла Гоминьдана в Ухани прекратило свое существование.

Конец пекинских милитаристов. Еще раньше Чан Кайши сформировал в Нанкине правительство, в которое вошли и некоторые представители бывшего уханьского режима. После нескольких месяцев калейдоскопических перемен в январе 1928 режим Чан Кайши, вновь начал активно функционировать в Нанкине.

В апреле армия «северного похода», теперь состоявшая из войск четырех ведущих военачальников, включая Чана, вновь стала продвигаться на север. Чжан Цзолинь отступил в Маньчжурию, но на подходе к Шэньяну (Мукдену) был убит японцами. Таким образом, в июне 1928 режим милитаристов в Пекине прекратил свое существование.

Правительство Гоминьдана. 10 октября 1928 равительство в Нанкине трансформировалось в Национальное правительство Китая.

Республика унаследовала отсталую экономику, после 1912 экономическая ситуация еще более ухудшилась. По-прежнему была слабо развита тяжелая промышленность. Легкая промышленность, хотя и выросла за годы Первой мировой войны, находилась в основном в руках иностранного капитала. Транспортная сеть не отвечала потребностям экономического роста. Серьезного пересмотра требовала существовавшая система землевладения. Многие районы страны по-прежнему страдали от голода. Сельское хозяйство, основа благополучия нации, находилось в состоянии стагнации.

Чан Кайши первоочередной задачей считал политическое объединение страны. Однако в мае 1931 фракции Гуанси и Гуандуна объединились и сформировали в Кантоне сепаратистское правительство.

Японские завоевания в Китае. Еще в 1928 Япония дала понять, что не потерпит ущемления своих прав в Китае. Националисты попытались захватить принадлежавшую СССР Китайско-Восточную железную дорогу в Маньчжурии, но, потерпев сокрушительное поражение, перешли к тактике внезапных мелкомасштабных акций. 18 сентября 1931 японская Квантунская армия нанесла удар по Гоминьдану под Шэньяном и выдвинулась в Маньчжурию. 1 марта 1932 Маньчжурия была объявлена новым «независимым» государством Маньчжоу-го.

Нанкинское правительство избегало прямой конфронтации с японцами, даже когда их войска вступили в район Жэхэ, а затем во Внутреннюю Монголию и начали оказывать давление на Северный Китай.


Гражданская война между Гоминьданом и коммунистами. После 1927, используя недовольство крестьян, коммунисты создали в горных районах провинции Цзянси «Красную армию», которая в 1930 начала наступление в долине р.Янцзы. Хотя Нанкин предпринял целую серию кампаний по подавлению этих формирований, погасить коммунистическое восстание, которое приобретало все больший размах в сельской местности, не удалось. В то же время КПК потерпела фиаско в попытках восстановить влияние в городах. Вместо того, чтобы давать отпор японцам, Нанкин продолжал борьбу с революционерами и в результате пятой кампании по «подавлению бандитов» в 1933–1934 замкнул плотное кольцо окружения вокруг района дислокации базы коммунистов в Цзянси. В октябре 1934 коммунисты прорвались сквозь кольцо и начали «Великий поход» в Северо-Западный Китай. Спустя год, значительно поредев во время похода протяженностью 9600 км, отряды коммунистов нашли убежище в отдаленной части провинции Шэньси, где основали новую базу.

Чан Кайши предложил добить коммунистов, используя дислоцировавшуюся в Шэньси маньчжурскую армию Чжан Сюэляна. Однако Чжан установил тайные контакты с коммунистами, и когда Чан Кайши в декабре 1936 прибыл в Сиань, чтобы контролировать ход подготовки к началу заключительной, шестой кампании «подавления бандитов», он был захвачен и взят под стражу Чжаном и генералом Ян Хучэном.

На пути к созданию единого фронта. После весьма сложных политических переговоров Чан Кайши был освобожден. В декабре 1936 коммунисты переместили свой штаб в Яньань. Шестая кампания по «подавлению бандитов» не состоялась. 7 июля 1937, когда японцы атаковали маленький городок Ваньпин в окрестностях Пекина, началась 2-я китайско-японская война.

Уже 21 августа 1937 Нанкин заключил с Москвой пакт о ненападении, и вскоре Советский Союз начал оказывать материальную поддержку китайскому правительству в его «войне сопротивления» против Японии. В сентябре гоминьдановцы и коммунисты объявили о примирении с тем, чтобы образовать единый фронт борьбы против агрессоров.

Китайско-японская война и Вторая мировая война. Пассивность националистов. Стратегия китайцев в войне против Японии заключалась в том, чтобы жертвовать пространством ради выигрыша времени. Предполагалось, что Япония рано или поздно столкнется с другой великой державой. В этот начальный период китайские войска по большей части отступали. Правительство эвакуировалось из Нанкина, который пал в декабре 1937, и после кратковременного пребывания в Ухани вновь стало функционировать в 1938 в городе Чунцин (провинция Сычуань), который стал столицей Китая на период войны.

Японцы, укрепившись в стратегически важных пунктах и на линиях коммуникаций на севере, востоке и юге, прекратили крупные военные операции и экономили силы в уверенности, что патовое положение вынудит китайцев пойти на политический компромисс, равноценный поражению. Китайцы не имели ничего против японской стратегии пассивности и, со своей стороны, отсиживаясь в Чунцине, ждали развязки. Вступление США в декабре 1941 во Вторую мировую войну стало для Чан Кайши подтверждением его стратегической линии.

В 1944 китайцы хорошо проявили себя во второй бирманской военной кампании, однако тогда же потерпели сокрушительное поражение от японцев, совершивших молниеносный поход через Центральный Китай на юг.

Окончание гражданской войны. Победа коммунистов. Капитуляция Японии во Второй мировой войне, объявленная в августе 1945, не привела к заключению каких-либо соглашений между националистами и коммунистами относительно будущего устройства Китая. Сразу же по окончании войны с Японией как националисты, так и коммунисты начали укреплять свои позиции в ранее оккупированных Японией районах, за чем последовали и военные столкновения. Националисты быстро расширили свой контроль в Северном Китае и затем, в ноябре 1945, двинулись в Маньчжурию. В декабре в Китай прибыл американский генерал Джордж К.Маршалл, которому президент США Гарри Трумэн дал поручение выступить посредником между воюющими сторонами. Маршалл добился заключения перемирия, которое было подписано 10 января 1946, а 31 января на Всекитайской политической конференции было достигнуто соглашение об установлении в Китае нового политического порядка.

Однако американские военные поставки, а также экономическая и финансовая помощь по-прежнему направлялись лишь одной стороне – националистам. Это убедило Чан Кайши в том, что с американской поддержкой националисты смогут одержать победу над коммунистами. Поэтому, когда 30 июня 1946 срок перемирия истек, разгорелась широкомасштабная гражданская война. Войска националистов, проведя наступательные операции в 1946, расширили свой контроль в Северном Китае, а затем, в ноябре 1946, двинулись на Маньчжурию. Народно-освободительная армия (НОАК), как правило, избегала решительных столкновений с лучше вооруженным противником и придерживалась маневренной войны, главной целью которой был подрыв линий коммуникаций войск националистов.

В начале 1947 по мере нарастания числа ударов НОАК в Маньчжурии в ходе гражданской войны стал обозначаться перелом. В середине сентября американская делегация во главе с генерал-лейтенантом Альбертом Ведемейером доложила, что «реакционное руководство, репрессии и коррупция» Гоминьдана подорвали среди населения веру в правительство, китайская экономика находится в стадии развала, а военная ситуация в Китае изменилась в пользу НОАК.

События подтвердили правоту Ведемейера: в течение 1948 НОАК одерживала одну победу за другой. Наконец, в ходе сражения, длившегося с середины сентября до начала ноября 1948, коммунисты разгромили мощную маньчжурскую группировку националистов и установили контроль над всем регионом, а также овладели запасами поставленного американцами военного снаряжения. За этим сражением последовало другое, на этот раз в Восточном Китае, в районе между р.Хуайхэ и Лунхайской железной дорогой. Хуайхэйская битва, в которой с обеих сторон приняли участие свыше 1 млн. человек, имела решающее значение. Сокрушительное поражение националистов в этом сражении в январе 1949 подорвало силы националистов.

21 января 1949 Чан Кайши ушел в отставку с поста президента, и его место занял вице-президент Ли Цзунжэнь. Как исполняющий обязанности президента Ли начал переговоры с коммунистами. По мере продвижения коммунистов националисты переносили свою столицу из Нанкина в Кантон, затем в Чунцин и, наконец, в декабре, в Тайбэй на о.Тайвань. В марте 1950 Чан Кайши вновь взял власть в свои руки.

Тем временем 1 октября 1949 в Пекине одержавшие победу коммунисты под руководством лидера КПК Мао Цзэдуна сформировали Центральное народное правительство, которое должно было управлять новым государством – Китайской Народной Республикой.


КОММУНИСТИЧЕСКИЙ КИТАЙ: ОТ НОВОЙ ДЕМОКРАТИИ К СОЦИАЛИЗМУ

Первое десятилетие политики новой демократии. Конечными целями новой власти были провозглашены социализм и коммунизм. Однако прежде, по мнению Мао Цзэдуна, Китай должен был пройти этап «диктатуры народной демократии». В международных делах Китай заключил стратегический союз с СССР. Что касается тактики, то Мао был твердым сторонником перманентной «борьбы», полагая, что лишь этим путем можно продвигаться к заветной цели.

Многие из задач общенационального характера были уже решены. Япония была разбита. Экстерриториальность была упразднена еще в 1943. На западе власть Пекина распространилась до Синьцзяна (Китайский Туркестан) включительно. В 1951 китайские войска оккупировали Тибет. Несмотря на то, что провинция Тайвань оставалась под властью Гоминьдана, а Внешняя Монголия в 1924 была преобразована в Монгольскую Народную Республику под покровительством СССР, Пекин мог с гордостью заявить, что «Китай поднялся на ноги».

Новая власть решительно взялась за восстановление экономики. Вскоре после перераспределения земельных угодий, в процессе которого место «землевладельцев» заняли «крестьяне-индивидуалисты», партийное руководство взяло курс на коллективизацию. Проводились кампании чисток, направленные против преступных элементов в партии и «антиобщественных» буржуазных привычек.

Приступив к решению новых задач в сфере международных отношений, в феврале 1950 Китай заключил договор с СССР сроком на 30 лет, предусматривавший экономическое сотрудничество и совместную оборону в случае возникновения военной угрозы со стороны Японии либо другого государства. Когда китайские «добровольцы» в октябре 1950 совершили крупномасштабное вторжение в Корею, Советский Союз обеспечил Китай военными поставками для ведения боевых операций.

В 1954 было созвано Всекитайское собрание народных представителей, принявшее первую конституцию страны, согласно которой Китай определялся как «государство народной демократии, руководимое рабочим классом».

Работа по восстановлению экономики в основных чертах была завершена к концу 1952, а с 1953 Китай приступил к выполнению первого пятилетнего плана. Советский Союз согласился оказать содействие в строительстве 141 промышленного предприятия и в 1954 предоставил Китаю кредит в размере 300 млн. долл., а в 1958 году – новый кредит в 130 млн. долл.

В 1954, после поражения французов в Индокитае, Пекин предпринял военные акции в Тайваньском проливе, ставя конечной целью свержение правительства Тайваня. В декабре 1954 США и националисты подписали договор о взаимной совместной обороне, а в январе 1955 американский Конгресс принял резолюцию, предоставившую право президенту США принимать военные меры для защиты Тайваня и о-вов Пэнхуледао (Пескадорских). В апреле 1959 на Бандунгской конференции стран Азии и Африки премьер Чжоу Эньлай заявил о приверженности Китая принципам мирного сосуществования и предложил провести китайско-американские встречи на уровне послов.

Первый пятилетний план КНР был выполнен в 1957. В начале 1958 было объявлено, что в течение следующих трех лет страна должна совершить «большой скачок». Началась лихорадочная гонка по возведению местных фабрик, цехов, дворовых доменных печей по выплавке чугуна и стали. Были построены и запущены в эксплуатацию сотни тысяч мелких предприятий. Кроме того, 740 тыс. сельскохозяйственных кооперативов были объединены в 26 425 коммун.

В конце 1958 правительство сообщило о значительном приросте в производстве чугуна и стали, нефти, электроэнергии и зерна. На самом же деле в связи с широкомасштабной реорганизаций экономики и громадным отвлечением материальных ресурсов и рабочей силы как в промышленности, так и в сельском хозяйстве имел место дисбаланс, а в транспортной системе царил настоящий хаос. Поскольку идея достижения «золотого века» принадлежала Мао Цзэдуну, в декабре было объявлено о его уходе с поста председателя (главы государства) КНР. В апреле 1959 на этот пост был избран Лю Шаоци.

Перед новым правительством встали серьезные задачи. К ошибкам в управлении добавились неблагоприятные погодные условия. Производство зерна сократилось со 190 млн. т (по оценочным данным) в 1958 примерно до 155 млн. т в 1960. Советский Союз отнесся к «большому скачку» критически, хотя и согласился на поставки в Китай в 1959–1967 различных товаров на сумму 1,25 млрд. долл.

В том же 1959 в структурах центральной власти произошли изменения, оказавшие большое влияние на будущее китайской внутренней и внешней политики. В августе на партийной конференции министр обороны Пэн Дэхуай выступил с критикой политики Мао Цзэдуна. В разгоревшейся дискуссии Мао одержал верх, Пэн Дэхуай был смещен с поста министра и вместо него был назначен Линь Бяо.


Разрыв китайско-советских отношений. Весной 1960 китайские руководители подвергли резкой критике СССР. В июле-августе 1960 СССР отозвал своих технических специалистов и других советников из Китая и аннулировал заключенные ранее экономические соглашения. Попытки урегулировать возникшие разногласия прекратились в июле 1963, когда партийные делегации двух стран на встрече в Москве не смогли найти точек соприкосновения в китайской и советской позициях.

Было заявлено, что отныне Китай должен развивать свою экономику, «опираясь на собственные силы», а во внешней политике следовать самостоятельным курсом. Естественным следствием этого курса явилось появление стратегии, суть которой раскрыл Линь Бяо в опубликованной в сентябре 1965 статье «Да здравствует победа народной войны!». В ней Линь назвал слаборазвитые страны «мировой деревней», окружающей и побеждающей в революционной борьбе мировой «город» – индустриально развитые страны Северной Америки и Западной Европы. Самого себя Китай рассматривал как лидера мирового революционного движения.

Культурная революция. Появление статьи Линь Бяо совпало с возникновением новых противоречий внутри КПК. Несколько ранее Мао Цзэдун в сентябре 1965 на пленуме ЦК КПК выступил с предложением усилить борьбу партии против «реакционной идеологии». При поддержке Линь Бяо Мао начал создавать новое движение с целью свергнуть Центральный Комитет КПК. В августе 1966 на пленуме ЦК КПК Мао и Линь подняли занавес «великой пролетарской культурной революции».

Для достижения поставленных Мао целей были мобилизованы сначала «красные охранники» (хунвэйбины) из числа молодежи, затем «революционные бунтари» (цзаофани) с заводов и фабрик и, наконец, НОАК. С занимаемых постов были сняты крупнейшие партийные и государственные деятели, в том числе старый соратник Мао Цзэдуна – Лю Шаоци. Партия в значительной степени оказалась дезорганизованной, а некоторые важные секторы управленческого правительственного аппарата вообще перестали функционировать.

Пролетарская диктатура. К середине 1968 беспорядки в стране достигли такого масштаба, что армии было приказано нейтрализовать «красных охранников». Бóльшая часть бунтовавшей молодежи была выслана в сельскохозяйственные районы. В апреле 1969 состоялся 9-й съезд КПК, провозгласивший окончание «культурной революции». Съезд принял новый Устав партии, в котором констатировалось, что Китай является государством «диктатуры пролетариата». Съезд утвердил Линь Бяо заместителем председателя партии и преемником Мао Цзэдуна.

Было объявлено, что 4-я сессия Всекитайского собрания народных представителей (ВСНП) будет созвана в 1971, однако в сентябре 1971 Линь Бяо совершил неудачную попытку государственного переворота. Согласно сообщениям китайской печати, он погиб в результате крушения самолета, на котором пытался бежать в Советский Союз. После этого в КПК была проведена новая чистка.

Серия пограничных конфликтов с Советским Союзом достигла апогея в событиях марта 1969. В сентябре 1969 председатель Совета министров СССР А.Н.Косыгин и премьер Госсовета КНР Чжоу Эньлай на встрече в Пекине договорились о мерах по ослаблению напряженности, и страны возобновили дипломатический и торговый обмен, хотя и в значительно меньших масштабах, чем в 1950-е годы. Китай вновь вернулся к курсу мирного сосуществования, вернул своих послов в страны их аккредитации и в период с октября 1970 по октябрь 1971 получил дипломатическое признание со стороны еще 14 государств. Генеральная ассамблея ООН в октябре 1971 передала место в ООН представителям Пекина. Теперь Китай находился в состоянии «мирного сосуществования» со всеми тремя охватывающими его «кольцом» державами: СССР, США и Японией.

Решения 10-го съезда КПК, состоявшегося в августе 1973, не смогли восстановить порядок в стране. Маоисты развязали еще одну кампанию, на этот раз направленную против «реакционной» политической философии Конфуция и Линь Бяо. Тем не менее в январе 1975 под руководством Чжоу Эньлая собралась давно откладывавшаяся 4-я сессия ВСНП, на которой была одобрена новая конституция и намечены меры по обеспечению преемственности власти.

Испытание на прочность радикальных и умеренных политиков произошло после смерти Чжоу Эньлая в январе 1976. Первый заместитель премьера Дэн Сяопин, подвергшийся преследованиям в 1966 и реабилитированный в 1973, был первым претендентом на пост премьера. Однако после вмешательства Мао Цзэдуна исполняющим обязанности премьера стал не Дэн, а малоизвестный Хуа Гофэн, а в апреле Дэн Сяопин во второй раз стал жертвой чистки. 9 сентября 1976 Мао умер, и месяцем позже Хуа разделался с лидерами радикальной фракции – четырьмя членами Политбюро (в том числе с женой Мао – Цзян Цин), которых теперь заклеймили как «банду четырех».

Хуа Гофэн провел широкую чистку радикалов и заложил основы крупномасштабной политической и экономической реформы. В июле 1977 Центральный Комитет партии утвердил Хуа председателем партии и восстановил Дэна на всех его прежних постах. На 11-м партийном съезде в августе 1977 новая руководящая группа сплотилась в триумвират в лице Хуа, Дэна и маршала Е Цзяньина.


Новый курс. На первой сессии ВСНП пятого созыва, состоявшейся в начале 1978, была закреплена переориентация правительственного политического курса. На съезде КПК Хуа Гофэн раскрыл содержание 8-летнего плана экономического развития. Одновременно происходили перемены и в области внешней политики. В августе 1978 между Китаем и Японией был заключен договор о мире и дружбе, а в декабре США объявили, что с 1 января 1979 они распространяют свое дипломатическое признание на Китайскую Народную Республику. После установления китайско-американских дипломатических связей в политику Китая были внесены коррективы, в соответствии с которыми «империалистические» Соединенные Штаты допускались к участию в широком объединенном фронте против «гегемонистского» СССР.

Действия во внешнеполитической сфере определялись также и характером более узких интересов. В связи с политическими разногласиями Китай в середине 1978 прекратил оказание какой-либо помощи Вьетнаму. В начале 1979, ссылаясь на случаи нарушения границ со стороны Вьетнама, было предпринято крупное военное вторжение на вьетнамскую территорию. Однако китайские войска оказались не в состоянии добиться решающей победы, и в марте 1979 операция завершилась выводом китайских войск.

Вскоре после окончания вьетнамской операции наметился рост напряженности в китайско-американских отношениях по вопросу о статусе Тайваня. Правительство США признало КНР «единственным законным правительством Китая», согласившись с тем, что Тайвань является частью территории Китая, однако в апреле 1979 Конгресс США принял Закон об отношениях с Тайванем, в соответствии с которым США брали на себя обязательство снабжать Тайвань «вооружениями оборонительного характера» и предостерегали (КНР) о недопустимости «любых попыток определять будущее Тайваня не мирным, а каким-либо иным путем».

В 1980 Хуа Гофэн ушел в отставку с поста премьера Госсовета, передав свои полномочия Чжао Цзыяну. Вместе с Хуа в отставку ушли семь его заместителей, включая Дэн Сяопина. При этом Дэн остался на посту председателя Военного совета ЦК партии (и государства). В 1981 на посту главы партии Хуа Гофэна сменил Ху Яобан.

Под руководством Дэн Сяопина, Ху Яобана и Чжао Цзыяна Китай встал на путь модернизации. Ведущим звеном всех перемен стала широкомасштабная либерализация в сельском хозяйстве, начавшаяся в 1979. В городах поощрялось развитие мелкого бизнеса, а контроль над промышленными предприятиями был децентрализован, хотя правительство продолжало регулировать цены и распределять ресурсы. Вдоль юго-восточного побережья Китая были созданы «особые экономические зоны», в которых действовали законы свободного рынка.

Все эти реформы оказались поразительно эффективными. В течение 1980-х годов национальный доход возрастал в среднем на 10% в год. Однако в конце 1980-х годов возник ряд серьезных проблем. Увеличение доходов привело к росту импорта, поэтому начиная с 1985 во внешней торговле Китая образовался значительный дефицит, а внешний долг страны стал быстро увеличиваться. Кроме того, рост стоимости «потребительской корзины», несмотря на официальный контроль над ценами, привел к увеличению темпов инфляции. Широкое распространение получила коррупция среди правительственных чиновников и партийных функционеров, которые наживались на выдаче разрешений и лицензий и использовали в личных интересах право контроля за распределением ресурсов.

Начиная с движения «Стена демократии» в 1978–1979 студенты и интеллигенция периодически призывали к демократизации политической жизни. Хотя Ху Яобан и Чжао Цзыян проявляли склонность к проведению демократических реформ, Дэн выступил против политической либерализации с той же настойчивостью, с какой он ратовал за либерализацию экономической деятельности. В январе 1987 после крупных студенческих демонстраций Ху Яобан был вынужден уйти с поста генерального секретаря ЦК КПК.

На 13-м съезде партии, состоявшемся в октябре 1987, генеральным секретарем был избран Чжао Цзыян. Премьером стал противник радикальных реформ Ли Пэн, а председателем КНР – ветеран из среды военных Ян Шанкунь (1988).

В конце апреля 1989 в связи со смертью Ху Яобана во многих городах страны прошли мощные демонстрации студентов и рабочих, выступавших с требованиями демократизации политической жизни и решительной борьбы с коррупцией. В Пекине объявившие голодовку студенты и их сторонники более месяца занимали площадь Тяньаньмэнь. 4 июня 1989 по указанию Дэн Сяопина, Ян Шанкуня и Ли Пэна армия и полиция начали массовую акцию подавления. По некоторым источникам, на улицах Пекина погибло более 1000 человек, десятки тысяч оппозиционеров были брошены в тюрьмы по обвинению в мятеже, а некоторые казнены. Чжао Цзыян и другие либералы были исключены из партии.

В 1989–1991 прирост национального дохода замедлился, темпы инфляции снизились, возросла эффективность внешней торговли. В конце 1993 член Постоянного комитета Политбюро ЦК КПК, вице-премьер Чжу Жунцзи объявил о введении в действие нового комплекса важных экономических реформ (совершенствование банковской системы, кардинальная реформа налоговой системы в целях устранения различий в экономическом положении бедных и богатых регионов и др.).

В 1997 Чжу Жунцзи занял пост премьера Госсовета КНР. Политическая концепция Дэн Сяопина была одобрена XIV съездом КПК, состоявшимся в октябре 1992. Цзян Цзэминь укрепил свои позиции в качестве реального и номинального преемника Дэна. Весной 1993 Цзян заменил Ян Шанкуня на посту председателя КНР.

Смерть Дэн Сяопина в Пекине 19 февраля 1997 не привела к сколько-нибудь серьезным переменам. На 15-м съезде КПК (сентябрь 1997) была подтверждена генеральная линия на проведение последовательной экономической реформы при достаточно жестком сдерживании преобразований в сфере политики и идеологии. Из состава постоянного комитета Политбюро ЦК КПК в связи с делом о коррупции был выведен бывший мэр Пекина Чэнь Ситун, а в новый состав комитета введен прагматичный сторонник реформ, бывший министр внешнеэкономических связей Ли Ланьцин. Позиции пекинского руководства и лично Цзян Цзэминя упрочились после перехода 1 июля 1997 Сянгана (Гонконга) под юрисдикцию Китая.

Коррупция, неравномерность в региональном развитии, высокий уровень безработицы, широкое недовольство населения архаичными методами политического и административного контроля являются для современного Китая потенциально дестабилизирующими факторами. Однако при всех существующих экономических и внутриполитических проблемах в настоящий момент положение в Китае характеризуется относительной стабильностью, динамичным развитием экономики и высокой степенью доверия со стороны международного сообщества.

ВНП Китая достиг 1 трлн. 100 млрд. долл., что позволяет ему занимать 7 место в мире по этому показателю. По производству множества сельскохозяйственных культур (мясо, яйца, сахар, хлопок, чай и др.) Китай занял 1 место. В то же время 35 млн китайцев продолжают жить в нищете, 150 млн – неграмотны. Излишки рабочей силы, обеспеченные лишь временной сезонной работой, составляют более 100 миллионов человек.

КПК пытается лечить социальные болезни с помощью привычных репрессивных мер. Развернулась кампания по борьбе с коррупцией. В сентябре 2000 был казнен за взяточничество бывший заместитель председателя Всекитайского собрания народных представителей Чен Кицзэ.

В 2000 Генеральный секретарь ЦК КПК Цзян Цзэминь выдвинул теорию «трех народных представительств», в соответствии с которой партия представляет не классы, а передовые производственные силы, культуру и подавляющее большинство народа. В партию стали принимать предпринимателей. XVI съезд КПК, прошедший 8–14 ноября 2002 Съезд осуществил запланированную смену поколений в руководстве партии. Цзян Цзэмин со своей командой ушел в отставку, партию возглавил Ху Цзинтао.


Дальний Восток / Китай / История Китая

 
АНАЛИТИКА Китай

11.10.2011
Китай как экспортер оружия.
В современных условиях экспорт военной продукции стал важным средством обеспечения национальных интересов, особенно в военно-эко-номической области.

02.09.2011
КНР как импортер оружия.
Сегодня на Западе много пишут не только об экономических успехах КНР, но и о ее растущей активности на рынке вооружений.

24.08.2011
Китайский дракон в центре Евразии и историческая миссия России
Как известно, История способна дать ответы на самые сложные вопросы, стоящие на повестке дня и Современности, и Будущего. Все это справедливо и в случае с историей китайского присутствия в центре Евразии: современной Центральной Азии и смежных пространствах.

15.04.2011
Тенденции в развитии политической ситуации в Киргизии. Взгляд из Пекина
Вниманию читателей предлагается аналитический материал Сюй Сяотянь, начальника отдела исследований по Центральной Азии Китайской Академии современных международных отношений Согласно оценкам нашего китайского коллеги, с начала 2010 года внутренняя обстановка в Киргизской республике (КР) сильно изменилась.

16.03.2011
Становление отношений КНР и стран Африканского континента
Современный мир являет собой эпоху перемен, в которой КНР, став по итогам 2010 г. второй экономикой в мире, уверенно движется к статусу мирового экономического лидера.

15.03.2011
Интересы КНР в Африке
Как заявил председатель КНР Ху Цзиньтао (Hu Jintao) в ходе визита в Африку в начале 2004г, - «Китай - самая большая развивающаяся страна в мире, в то время как Африка - континент, на котором больше всего развивающихся стран.

15.12.2010
Принципы внешней политики Китая
Анализ внешнеполитических принципов Китая невозможен без рассмотрения исторических этапов взаимоотношений этой страны с соседями и ее деятельности на международной арене.

© 2005-2010, Институт стратегического анализа и прогноза (ИСАП)
Директор - Акылбек Салиев
Редакция: info@easttime.ru
Телефон: +7-996-312-43-94-17
об издании
Все права защищены © 2005-2011
Rambler's Top100