ВОДА НЕ ПРОСТО РЕСУРС …
Вода не просто ресурс …

По оценкам экологов и ученых, на сегодняшний день на Земле из всех имеющихся водных ресурсов пригодно для употребления в качестве питьевой воды не более 2,5%, которые к тому же распределены крайне неравномерно.

АФГАНИСТАН - ЗАПАДНЯ ДЛЯ БАРАКА?
Афганистан - западня для Барака?

Избрание Барака Обамы в качестве президента США многие, как в самих США, так и за его пределами связывали с надеждами на качественное изменение внешнеполитического курса Вашингтона.

К 2020 ГОДУ КИТАЙ СТАНЕТ САМЫМ МОГУЩЕСТВЕННЫМ ГОСУДАРСТВОМ МИРА
К 2020 году Китай станет самым могущественным государством мира

Смена мировых лидеров - явление нередкое даже в новейшей истории. В XIX столетии бесспорной "владычицей морей" была Британия. В ХХ веке роль первой скрипки в глобальном оркестре перешла к Соединенным Штатам Америки.

Центральная Азия Средний Восток Дальний Восток
Блог ЧИТАЙ И ПИШИ
СПРАВОЧНИК
География Китая
Государственный и Политический строй Китая
Экономика Китая
Общество и Культура Китая
История Китая
Шанхайская организация сотрудничества (ШОС)

ЭТО ИНТЕРЕСНО
Тропа смерти в Китае
Традиции китайской кухни
Как вырастают и умирают жемчужины
Запретный город в Пекине
Как пользоваться китайскими палочками?
Счастье в тарелке

Перейти на новую версию сайта

АНАЛИТИКА КИТАЙ
ДАЛЬНИЙ ВОСТОК

Экономическое присутствие Китая в Казахстане
27.05.2009
Автор: В.Парамонов, А.Строков, О.Столповский
Экономическое присутствие Китая в Казахстане

3 января 1992 года были установлены дипломатические отношения между Китайской Народной Республикой (КНР) и Республикой Казахстан (РК). Однако в первой половине 90-х годов экономическое присутствие Китая в Казахстане ограничивалось исключительно торговой сферой. В период 1992-1995 годов объемы китайских поставок товаров находились в пределах 130-250 млн. долларов в год (а двусторонний товарооборот – 210-450 млн. долларов ежегодно). Причем торговля имела и стихийный, неконтролируемый характер (т.н. челночная торговля). Китайские поставки, включавшие в основном товары широкого потребления, осуществлялись через созданные в 1992 году на границе Синьцзян-Уйгурского автономного района (СУАР) КНР с РК шесть пограничных переходов: Хоргос, Достык (Дружба) - Алашанькоу, Бахты, Джеминау, Алексеевка - Акчюп, Долаты.
Поставки китайских товаров широкого потребления играли и до сих пор продолжают играть ключевую роль в насыщении потребительского рынка Казахстана. Первоначально это было связано с тем, что вследствие распада CCCР перерабатывающие отрасли промышленности РК (и других постсоветских стран – традиционных торговых партнеров республики) практически прекратили функционировать, и по этой причине китайская продукция (в том числе даже низкого качества) пользовалась широким спросом на казахстанском рынке. Кроме того, Казахстан еще стал получать дополнительную прибыль от реэкспорта китайских товаров в соседние страны, в первую очередь Узбекистан и Россию.
Во второй половине 90-х годов процесс экономического проникновения КНР в РК заметно интенсифицировался. Это выразилось как в расширении присутствия китайских производителей на потребительском рынке Казахстана (в период 1996-2000 годов объемы китайских поставок находились уже в пределах 250-460 млн. долларов в год, а двусторонний товарооборот – 490-825 млн. долларов), так и в увеличившейся проектно-инвестиционной активности компаний из Китая. Важным стимулом повышения китайского интереса к Казахстану явился рост потребностей экономики КНР в энергоресурсах, в первую очередь в нефти. Ведущие китайские нефтегазовые корпорации стали приобретать активы в нефтегазовой отрасли РК и приступили к освоению ряда углеводородных месторождений на западе страны. В начале же XXI века активность Китая в плане экономического проникновения в Казахстан возросла еще более кардинально. Это выразилось и в значительном увеличении китайского присутствия на казахстанском рынке. В период 2001-2008 годов поставки товаров из КНР в РК возросли в 11,3 раза – с 0,74 до примерно 8,4 млрд. долларов, а общий товарооборот – с 1,25 до порядка 16 млрд. долларов.
По итогам 2007 года товарооборот между Китаем и Казахстаном вырос на 41% по сравнению с предыдущим годом и составил около 12 млрд. долларов (примерно 15% казахстанского и 0,57% китайского товарооборота). Объемы казахстанских поставок в Китай достигли более 5 млрд. долларов (11% экспорта Казахстана, 0,56% импорта Китая), а китайских поставок в Казахстан – порядка 7 млрд. долларов (21% импорта Казахстана, 0,57% экспорта Китая). В 2007 году свыше 94% поставок из РК в КНР пришлось на сырьевые ресурсы (энергоносители – около 80%, черные и цветные металлы – примерно 13,5%). В свою очередь, ассортимент товаров, поставляемых из Китая, включал продукцию машиностроения и металлообработки (около 59%), продовольствие (порядка 34%) и другие товары. В свою очередь, по итогам 2008 года товарооборот между Китаем и Казахстаном вырос примерно на 29% по сравнению с предыдущим годом и составил 15,9 млрд. долларов (около 14,5% казахстанского и 0,6% китайского товарооборота). Объемы казахстанских поставок в Китай достигли 7,6 млрд. долларов (10,6% экспорта Казахстана, 0,7% импорта Китая), а китайских поставок в Казахстан – порядка 8,3 млрд. долларов (21,7%  импорта Казахстана, 0,58% экспорта Китая). В 2008 году структура китайско-казахстанской торговли не претерпела существенных изменений по сравнению с предыдущим годом.
Одновременно с ростом присутствия товаров из Китая на потребительском рынке Казахстана, наблюдался и рост масштабов проектно-инвестиционной активности китайских компаний. Главным объектом интереса КНР по-прежнему оставалась нефтегазовая отрасль РК, где характерной особенностью проникновения туда со стороны китайских компаний стала политика по приобретению зарубежных (в основном западных) активов. Дело в том, что к 2001 году основные нефтегазовые месторождения Казахстана были уже практически поделены между западными и российскими энергетическими компаниями. Начиная же с 2003 года, многие западные компании (в основном британские, канадские и американские) стали продавать свои активы, чем воспользовался, прежде всего, Китай. Кроме того, у Пекина и китайского бизнеса появился интерес к усилению своего присутствия в других секторах казахстанской экономики. В итоге, после 2003 года экономическое проникновение КНР в РК развивается по нарастающей, а проектно-инвестиционная деятельность китайских компаний помимо нефтегазовой отрасли все более затрагивает и целый ряд других отраслей экономики Казахстана. При этом Китай начал проводить и более активную кредитную политику, финансируя на льготных условиях те или иные проекты, где основная часть кредитов осваивается именно китайскими компаниями. По состоянию на конец 2008 года количество китайско-казахстанских совместных предприятий (СП) составило более 480 (действуют в основном в сфере приграничной торговли и нефтегазовой отрасли), а китайские инвестиции и кредиты в РК оцениваются в объеме не менее чем 8,5 млрд. долларов. При этом в 2009-2010 годах объемы китайских кредитов могут возрасти еще на 10 млрд. долларов, включая 5 млрд. для НК «КазМунайГаз», о чем была достигнута договоренность в апреле 2009 года в ходе визита президента РК в КНР. Помимо вышеизложенного, Китай приобрел в Казахстане активов (преимущественно в нефтегазовой отрасли) на общую сумму  не менее 6,2 млрд. долларов (в 2006 году около 1 млрд. из объема данных активов были выкуплены НК «КазМунайГаз»).
Проекты в нефтегазовой отрасли.
Освоение нефтяных месторождений «Жанажол», «Кенкияк (надсолевой)» и «Кенкияк (подсолевой)» (Актюбинская область, северо-западная часть Казахстана).
Освоение нефтяных месторождений «Сазан-Курак» и группы нефтяных месторождений Адайского блока (Атырауская область, западная часть Казахстана).
 Освоение Кумкольской группы нефтяных месторождений (Кызылординская и Карагандинская области, центральная часть Казахстана).
 Освоение нефтяного месторождения «Каржанбас» (Мангистауская область, западная часть Казахстана).
 Подготовка к геологоразведке и последующему освоению нефтегазового месторождения «Дархан» (северная часть казахстанского участка шельфа Каспийского моря).
 Планы по приобретению 48% акций частной нефтяной компании ОАО «Мангистаумунайгаз».
 Строительство и эксплуатация нефтепровода «Атасу-Алашанькоу».
Эксплуатация газопровода в Актюбинской области (северо-западная часть Казахстана).
 Строительство казахстанского участка магистрального газопровода «Туркменистан-Китай».
 Планы по строительству газопровода «Бейнеу – Бозой – Акбулак – Шымкент».
 Планы по строительству нефтеперерабатывающего завода на приграничной с КНР территории РК.
 В итоге, если в 2007 году китайским компаниям принадлежало порядка 10,65 млн. тонн добытого в Казахстане «черного золота» или контроль примерно 16,8% общего объема нефтедобычи в РК, то по результатам 2008 года китайским компаниям уже принадлежало около 13 млн. тонн добытой в Казахстане нефти или примерно 18,6% от общего объема добычи нефти в РК. Как представляется, после приобретения КННК ОАО «Мангистаумунайгаз» (что, скорее всего, является лишь вопросом времени) Китаю будет принадлежать не менее 27% добываемой в Казахстане нефти.
 Проекты в атомной отрасли.
 Начиная примерно с середины первого десятилетия XXI века Китай стал проявлять растущий интерес к атомной отрасли Казахстана. Еще в 2004 году Китайская национальная ядерная корпорация (CNNC) подписала с НК «Казатомпром» контракт по добыче урана на срок до 2020 года. Данный контракт сопровождался договором о стратегической кооперации между Китаем и Казахстаном в области атомной энергетики. В последующем между КНР и РК были достигнуты соглашения и о совместном производстве ядерного топлива.
 Проекты в электроэнергетической отрасли.
 Примерно с 2005 года обозначился некоторый интерес Китая к гидро- и теплоэнергетике Казахстана. Реализуемые и намечаемые проекты касаются введения новых генерирующих мощностей с последующим экспортом части вырабатываемой электроэнергии (в том числе в СУАР КНР). В настоящее время на стадии реализации находится только проект по возобновлению строительства Мойнакской ГЭС на реке Чарын,  а остальные – на стадии планирования. Сроки осуществления данных проектов пока неясны. Однако, можно с высокой долей вероятности утверждать, что из-за последствий мирового финансово-экономического кризиса реализация многих проектов может быть отложена.
 Проекты в металлургической отрасли.
 Проникновение Китая в металлургическую отрасль Казахстана началось в последние годы. КНР уже строит в РК завод по производству алюминия, большую часть которого предполагается поставлять в Китай. Как представляется, растущий интерес именно к производству алюминия связан с тем, что Пекин всерьез намерен развивать свою авиационную и аэрокосмическую промышленность, для чего необходимо большое количество алюминиевых сплавов.
 Проекты в телекоммуникационной отрасли.
 В первом десятилетии XXI века китайские компании начали активно осваивать телекоммуникационную отрасль Казахстана. Это представляется естественным в условиях имевшего место (до мирового финансово-экономического кризиса) динамичного развития казахстанской экономики, сопровождавшегося ростом спроса на телекоммуникационные услуги. Сегодня в РК работают такие компании из КНР как China Telecom, Bell-Alcatel, Shenzhen Zhongхing Telecom Equipment Corporation (ZTE) и Huawei Technologies. Данные компании реализуют серию проектов по развитию беспроводной связи и оказанию телекоммуникационных услуг.
 Проекты в транспортной отрасли.
 Процесс проникновения Китая в транспортную отрасль Казахстана наблюдается еще с 90-х годов. Вначале он касался преимущественно транспортного сопровождения усилий по стимулированию приграничной торговли (в особенности т.н. челночной). Незадолго до распада СССР, в 1990 году были состыкованы китайский и казахстанский железнодорожные участки от станции Алашанькоу (СУАР КНР) до станции Достык (Дружба) (Казахстан). Впоследствии это способствовало резкой интенсификации железнодорожного сообщения между КНР и РК. Так, в период 1992-2006 годов объемы грузооборота через участок Алашанькоу – Достык (Дружба) увеличились с 47 до 1625 млн. тонн – т.е. росли в среднем на 33,8% в год. В свою очередь, автомобильное сообщение между Китаем и Казахстаном начало развиваться сразу же после распада СССР. Уже в сентябре 1992 года КНР заключил с РК соглашение об автомобильном сообщении. В 1993 году между Китаем и Казахстаном был подписаны документы по регламенту исполнения вышеуказанного соглашения, а также заключено новое соглашение о разрешительной системе. После этого автомобильное сообщение между КНР и РК резко интенсифицировалось: стали открываться многочисленные автомобильные маршруты, что привело к формированию достаточно разветвленной автодорожной сети. В конце 2007 года автомобильное сообщение Китая с Казахстаном включало 64 автомобильных маршрута, из них 33 пассажирских и 31 – грузовых. Данные маршруты проходят в основном через пограничные пункты Хоргос, Алашанькоу и Бахты. В мае 2008 года открылись еще 4 прямых грузовых автомобильных маршрута: «Урумчи - Хоргос - Караганда», «Урумчи - Зимунай - Караганда», «Урумчи - Бакэту - Караганда», «Урумчи - Алашанькоу - Караганда», а в сентябре – 3 пассажирских: «Урумчи - Зиминай - Караганда», «Урумчи - Бакэту - Караганда» и «Урумчи - Алашанькоу - Караганда».
Помимо этого, в последние годы также отмечается активизация сотрудничества и в области железнодорожного транспорта. Из КНР в РК осуществляются поставки пассажирских вагонов, а также планируется проект по стыковке железнодорожных участков на китайско-казахстанской границе в пограничном пункте Хоргос.
* * *
В целом, Казахстан, по-прежнему, является главным объектом экономического интереса Китая в Центральной Азии. Масштабы присутствия КНР в РК на протяжении постсоветского периода поступательно растут и уже представляются значительными. Причем, если первоначально китайский экономический интерес затрагивал преимущественно торговую сферу, что лишь в несущественной степени сопровождалось развитием транспортно-коммуникационных связей, то со второй половины 90-х годов ХХ века уже стали отчетливо просматриваться более системные усилия КНР по активизации проектно-инвестиционной деятельности в РК. Основными направлениями этих усилий продолжает выступать нефтегазовая отрасль и обслуживающий ее транспорт и коммуникации. Кроме того, с начала XXI века стала наблюдаться и все более устойчивая тенденция диверсификации китайского присутствия в Казахстане по отраслям экономики. РК, в свою очередь, всячески содействует дальнейшему проникновению КНР в свою экономику, а в последние годы пытается нацеливать китайский интерес на несырьевые и промышленно-инновационные сектора.
С 2004 года на уровне премьер-министров функционирует китайско-казахстанская Комиссия по подготовке регулярных встреч глав правительств двух стран, в составе которой существует несколько подкомиссий (по торгово-экономическому сотрудничеству, научно-техническому сотрудничеству, сотрудничеству в области энергетики, сотрудничеству в области транспорта) и действуют рабочие группы по конкретным тематикам. В 2006 году, по результатам официального визита в КНР президента РК Н.Назарбаева даже было принято решение о создании казахстанско-китайского Фонда по финансированию проектов в Казахстане и Китае при участии национального Фонда устойчивого развития «Казына» (Казахстан) и Государственного банка развития Китая. Также были установлены более тесные взаимоотношения между Гонконгской фондовой биржей и г.Алматы. В том же году между Астаной и Пекином достигнута договоренность о механизме совместного финансирования ряда крупных инвестиционных проектов на сумму порядка 5 млрд. долларов. В настоящее время фонд «Казына» совместно с китайскими компаниями прорабатывает ряд экономических проектов.
В апреле 2009 года в ходе визита президента Казахстана Н.Назарбаева в Китай была достигнута очередная договоренность о предоставлении Казахстану кредита, но уже в размере 10 млрд. долларов. (5 млрд. долларов для НК «КазМунайГаз», а остальные 5 млрд. долларов – скорее всего для поддержания ликвидности банковской системы РК). Основная цель такого беспрецедентного по размерам кредита, по-видимому, предполагает поддержку весьма хрупкой в период активной фазы глобального кризиса казахстанской экономики. Взамен же Китай получает более свободный доступ к минеральным ресурсам Казахстана, в первую очередь в отрасли ТЭК РК. C учетом же мирового финансово-экономического кризиса, трудно прогнозировать дальнейший характер китайского экономического проникновения в Казахстан. Пока представляется, что активность в РК компаний из КНР будет возрастать прежде всего в сырьевых отраслях, главным образом в ТЭК. За пределами же сырьевых отраслей китайское экономическое присутствие скорее всего останется по-прежнему малозаметным: перерабатывающие отрасли казахстанской экономики были непривлекательны для КНР даже в условиях благоприятной глобальной конъюнктуры и, тем более не будут привлекательны в период кризиса (исключением в данном плане может быть только первичная переработка нефти, да и то пока это не столь очевидно). Более того, в условиях кризиса сроки реализации многих китайских проектов, особенно тех, что находятся на стадии изучения и планирования, скорее всего, будут либо перенесены на более позднее время, либо – отложены на неопределенный срок. После же прохождения активной фазы мирового финансово-экономического кризиса, китайское проникновение в Казахстан, безусловно, только интенсифицируется. Помимо отраслей ТЭК, возможен также более динамичный рост интереса КНР к некоторым другим сырьевым отраслям, в частности к отраслям черной и цветной металлургии.
В итоге, единственное направление, где деятельность китайских компаний в ближайшее время не только не ослабнет, а с высокой долей вероятности будет только усилена – это отрасли ТЭК, в первую очередь нефтегазовая и атомная (в плане добычи урана), где КНР будет по-прежнему руководствоваться не столько коммерческими, сколько стратегическими соображениями. Все признаки наращивания активности Китая в ТЭК Казахстана видны уже сегодня: недавнее решение (апрель 2009 года) Пекина предоставить Астане кредит в размере 10 млрд. долларов (включая 5 млрд. долларов от КННК непосредственно для нефтегазовой отрасли РК и еще 5 млрд. долларов от ЭКСИМ-банка Банку развития Казахстана) говорит само за себя. Однако, все это представляется неоднозначным с точки зрения долгосрочных интересов самого Казахстана. С одной стороны, китайские кредиты, безусловно, будут способствовать дальнейшему развитию, прежде всего, нефтегазовой отрасли Казахстана (даже в условиях глобального кризиса) и как-то стимулируют развитие экономики РК в целом. С другой стороны, Казахстан рискует попасть в еще более жесткую зависимость от Китая, в значительной степени утратив контроль над своими минеральными ресурсами. Поэтому вопрос о том, в какой степени Китай будет способствовать комплексному промышленно-инновационному развитию Казахстана, а не только освоению его сырьевых ресурсов, все еще остается открытым. Многое будет зависеть от того, каким выйдет весь мир и в том числе КНР, из финансово-экономического кризиса, а также какие коррективы внесет Пекин в свою экономическую стратегию в Центральной Азии.
 
Эта статья и четыре последующих основаны на проведенном в период 2007-2009 годов исследовании по тематике «Экономическое присутствие Китая в Центральной Азии». Изложить все его результаты не представляется возможным по причине значительного объема итогового материала. Поэтому в каждой из страновых статей дается лишь краткий обзор современного состояния торговой и проектно-инвестиционной активности Китая и китайских компаний. Авторы выражают заинтересованность в публикации результатов всего исследования в рамках отдельной книги. E-mail: Postsoviet-analytics@yandex.ru

 

Источник: easttime.ru

Перейти на новую версию сайта


Постоянный адрес статьи:
http://www.easttime.ru/analitic/3/8/660.html
Вернуться Дальний Восток Китай Экономическое присутствие Китая в Казахстане Версия для печати

СТАТЬИ ПО ТЕМЕ
Узбекистан: кризис власти неизбежен
Запад и "андижанское дело"
Состав афганского парламента
Талибан переходит в наступление
СМИ Узбекистана «не заметили» очередную киргизскую «революцию»

 
КИТАЙ АНАЛИТИКА

11.10.2011
Китай как экспортер оружия.
В современных условиях экспорт военной продукции стал важным средством обеспечения национальных интересов, особенно в военно-эко-номической области.

02.09.2011
КНР как импортер оружия.
Сегодня на Западе много пишут не только об экономических успехах КНР, но и о ее растущей активности на рынке вооружений.

24.08.2011
Китайский дракон в центре Евразии и историческая миссия России
Как известно, История способна дать ответы на самые сложные вопросы, стоящие на повестке дня и Современности, и Будущего. Все это справедливо и в случае с историей китайского присутствия в центре Евразии: современной Центральной Азии и смежных пространствах.


ВЫ ПИСАЛИ
нет комментариев
ВАШИ КОММЕНТАРИИ
Представьтесь:
E-mail:
Мнение:
   
© 2005-2010, Институт стратегического анализа и прогноза (ИСАП)
Директор - Акылбек Салиев
Редакция: info@easttime.ru
Телефон: +7-996-312-43-94-17
об издании
Все права защищены © 2005-2011
Rambler's Top100