ВОДА НЕ ПРОСТО РЕСУРС …
Вода не просто ресурс …

По оценкам экологов и ученых, на сегодняшний день на Земле из всех имеющихся водных ресурсов пригодно для употребления в качестве питьевой воды не более 2,5%, которые к тому же распределены крайне неравномерно.

АФГАНИСТАН - ЗАПАДНЯ ДЛЯ БАРАКА?
Афганистан - западня для Барака?

Избрание Барака Обамы в качестве президента США многие, как в самих США, так и за его пределами связывали с надеждами на качественное изменение внешнеполитического курса Вашингтона.

К 2020 ГОДУ КИТАЙ СТАНЕТ САМЫМ МОГУЩЕСТВЕННЫМ ГОСУДАРСТВОМ МИРА
К 2020 году Китай станет самым могущественным государством мира

Смена мировых лидеров - явление нередкое даже в новейшей истории. В XIX столетии бесспорной "владычицей морей" была Британия. В ХХ веке роль первой скрипки в глобальном оркестре перешла к Соединенным Штатам Америки.

Центральная Азия Средний Восток Дальний Восток
Блог ЧИТАЙ И ПИШИ
СПРАВОЧНИК
География Ирана
Государственный и Политический строй Ирана
Экономика Ирана
Общество и Культура Ирана

ЭТО ИНТЕРЕСНО
Исламская мораль. Временные жены или проститутки?
Магия драгоценных камней
Обычаи, праздники и традиции иранского народа
Лимон в домашней аптечке
В древнем Иране вставляли «золотые глаза»
Омар Хайям – поэт на все времена, «царь философов Запада и Востока»

Перейти на новую версию сайта

АНАЛИТИКА ИРАН
СРЕДНИЙ ВОСТОК

Ядерная программа Ирана: история и основные этапы развития
28.05.2007
Автор: Салиев А.Л, к.п.н., директор ИСАП
Ядерная программа Ирана: история и основные этапы развития

Создание атомной энергетики в Иране и ее дальнейшее развитие имеет свою историю и, как показывают источники, берет начало еще со времен правления шаха М. Пехлеви, когда в середине 50-х гг. был основан Атомный Центр Тегеранского университета[1]. Следует при этом отметить, что разработки в области атомной энергии проводились при помощи США, с которыми Иран в 1957 г. подписал Соглашение о мирном использовании ядерной энергии[2]. В соответствии с этим соглашением Вашингтон обязался поставить в Иран ядерные установки, оборудование и подготовить специалистов.

В период с 1967 по 1977 гг. не только США, но и Франция, Великобритания, Италия, Бельгия, а также ФРГ принимали активное участие в программе развития ядерной энергетики в Иране, которое привело к заключению ряда контрактов на поставку оборудования и ядерного топлива для будущих АЭС, обучение специалистов и другие виды содействия, включая строительство двух АЭС в Бушере и Ахвазе [3]. Согласно плану, разработанному совместно со странами, принимавшими участие в ядерной программе, ее реализацию и полную диверсификацию энергетической базы Ирана предполагалось завершить к 1994 г.[4] Однако все эти планы по большей части не были реализованы или оказались заморожены в результате революции 1978–1979 гг. Но вскоре на смену западным партнерам в Иран пришли другие поставщики.

В сентябре 1992 г. в Пекине между Ираном и КНР был подписан протокол о сотрудничестве в области атомной энергетики, в рамках которого Китай поставил в ядерный центр в Исфахане различное оборудование и установки для проведения комплексных научно-исследовательских работ[5]. Наиболее значимым результатом сотрудничества с КНР явилось заключение Соглашения о строительстве двух легководных реакторов мощностью 300 МВт каждый. Их строительство так и не началось, поскольку США оказали сильный нажим на Китай, и тому пришлось отказаться от сделки[6].

Другим партнером Ирана в области ядерных исследований стала Россия, с которой был подписан ряд соглашений о сотрудничестве в этой сфере. В частности, в 1992 г. было заключено Соглашение «Об использовании ядерной энергии в мирных целях». Оно касалось строительства АЭС и сотрудничества в области мирного использования ядерной энергии. Предусматривались возможности поставки в Иран исследовательских ядерных реакторов, совместные научные исследования, производство изотопов для медицины и техники, а также подготовка специалистов для иранской стороны[7].

Иранская сторона ратифицировала соглашение в апреле 1993 г., что послужило основой для контрактов, которые прошли нелегкий путь согласования. Так, положения контракта на завершение строительства первого энергоблока в Бушере были согласованы в конце сентября 1994 г.

В ходе визита Р. Амроллахи (на то время президент Организации атомной энергии Ирана) в 1995 г. в Москву был подписан контракт о поставке в Иран в 2001–2011 гг. ядерного топлива для АЭС в Бушере на 300 млн. долл.[8] Примечательно, что в контракте не была детально прописана процедура возвращения отработанного ядерного топлива (ОЯТ), поскольку в то время оно классифицировалось как радиоактивные отходы, ввоз которых в Россию был запрещен специально принятым законом. После внесения в закон поправок такой ввоз стал легитимным и в феврале 2005 г. было подписано соответствующее соглашение, что делает практически равной нулю вероятность использования ОЯТ в военных целях[9].

Анализ российско-иранского сотрудничества в области ядерной энергии позволяет сделать вывод, что в настоящее время реализуются только те проекты, которые не относятся к категории «критичной» ядерной продукции. Другие технологии, могущие стать основой для военных разработок, иранской стороне не передаются. Сотрудничество осуществляется в строгом соответствии со всеми требованиями национального законодательства и международными обязательствами России по ДНЯО и контрольным спискам Группы ядерных поставщиков (по экспортному контролю)[10].

Несмотря на это в ряде Западных стран и, в частности в США и Израиле, довольно болезненно воспринимают не только саму ядерную программу Ирана, но и сотрудничество с Россией в этой области. Ряд экспертов из числа официальных лиц этих государств продолжают выступать с регулярными заявлениями о работе Ирана над разработкой ядерного оружия. Безусловно, подобные заявления носят в большей степени предположительный характер и, как и в случае с Ираком, государственный департамент США не располагает прямыми доказательствами относительно военного компонента ядерной программы Ирана.

Между тем, реальные возможности Ирана по созданию ядерного оружия можно оценить на основе имеющейся в его распоряжении инфраструктуры. При этом стоит отметить, что детальное описание технических компонентов ядерной программы Ирана несколько выходит за рамки данного исследования, и мы ограничимся лишь общими характеристиками научно-технической базы Ирана в ядерной области.

В первую очередь, отметим, что в Иране располагается, по крайней мере, одно крупное, в провинции Йезд (до 100–150 кв.км) и несколько мелких залежей урановой руды в провинциях Исфахан, Азербайджан, Хоросан, Систан и Белуджистан[11]. В различное время к разработке месторождений привлекались специалисты из Германии, Чехословакии, КНР и России, но к их промышленной эксплуатации не приступали до начала 2000 г. В 1992–1993 гг. на месторождениях проводились специальные инспекции Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ), которые не обнаружили следов незаявленной деятельности, равно как и регулярно продолжавшиеся инспекции не нашли подтверждения этой деятельности впоследствии.

По некоторым данным, всех разведанных запасов урана в Иране хватило бы только на двадцать лет работы двух реакторов. В то же время следует заметить, что получаемый из природного урана урановый концентрат может также использоваться как исходный компонент ядерного топлива тяжеловодных реакторов. В Иране имеется реактор такого типа нулевой мощности и осуществляется деятельность по созданию нового мощного тяжеловодного исследовательского реактора. По мнению США, Тегеран намерен создать запасы уранового концентрата для этого реактора, который будет использоваться как реактор-наработчик плутония для ядерного оружия.

Научно-техническая база Ирана в ядерной области на сегодняшний день является самой мощной среди всех стран региона (исключая Израиль), и составляет три ядерных центра: Тегеранский ядерный научно-исследовательский центр при Тегеранском университете; Исфаханский ядерный исследовательский центр; Ядерный исследовательский центр сельского хозяйства и медицины в Карадже. Кроме этого, исследовательская деятельность осуществляется и на объектах ядерной энергетики – АЭС в Бушере.

Наибольшие опасения международного сообщества связаны с возможностями Ирана в области обогащения урана. Однако, по мнению ряда экспертов, существующий научно-технический потенциал, а также регулярные инспекции МАГАТЭ показали, что пока Иран не применяет промышленные технологии обогащения урана и нет доказательств, подтверждающих этот факт. В то же время в соответствии со статьей 4 Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), Иран имеет полное право создавать установки для обогащения урана, но до 4–5 %, что является уровнем, допустимым для исследований в мирных целях. Проблема заключается в том, что в случае создания необходимых мощностей, обогащение урана с 4–5 % до 95 % (уровень создания ОМУ) не будет представлять больших трудностей при наличии хорошей обогатительной установки. Естественно, что такую ситуацию, когда Иран может сам может распоряжаться правом создавать или не создавать ЯО, Западное сообщество не может допустить.

Ряд экспертов располагает информацией о том, что работа по обогащению урана осуществляется в условиях секретности, несмотря на присоединение в 2003 г. к дополнительному протоколу о гарантиях МАГАТЭ от 1997 г., включающему «договорную временную приостановку обогащения урана»[12]. К тому же существуют косвенные доказательства приобретения Ираном проектной документации и комплектующих частей для соответствующего оборудования из Пакистана в 1994–1995 гг. для завода в Натаназе. В то же время Иран продолжает строительство завода по производству тяжелой воды в Араке и планирует построить достаточно мощный тяжеловодный исследовательский реактор (который может использоваться как реактор-наработчик плутония). Более того, по сведениям некоторых аналитиков США, в Иране есть и другие секретные ядерные объекты, хотя эта информация не имеет достоверного подтверждения. Однако тот факт, что в конце 2000 г. в Германии была предотвращена попытка незаконного вывоза двумя иранцами 44 специальных детонаторов, которые могли бы использоваться при создании ядерного взрывного устройства, может расцениваться как косвенное подтверждение заинтересованности Ирана в перспективах достижения «латентного» ядерного статуса за счет приобретения полного набора научно-технических предпосылок создания ядерного оружия[13]. Реализация официальной программы развития ядерной энергетики это позволяет.

Не вдаваясь в подробности реализации это программы, отметим, что она предполагает разделенное на три этапа постепенное увеличение мощности производства электрической энергии, генерируемой АЭС с водо-водяными реакторами на слабообогащенном уране до 20 тыс. МВт. При этом важным аспектом ядерной программы Ирана является достижение гарантированного обеспечения планируемых АЭС топливом национального производства. Это продиктовано, в первую очередь, собственным пониманием национальной безопасности и реалиями окружающей его геополитической ситуации.

По мнению ряда экспертов, экономическая целесообразность строительства в Иране завода по производству слабообогащенного ядерного топлива вызывает большие сомнения. Однако нельзя не признать, что экономические факторы далеко не всегда являются определяющими, если принимать во внимание неопределенные перспективы урегулирования напряженной военно-политической ситуации в регионе и неготовность мирового сообщества предоставить Ирану убедительные гарантии бесперебойного снабжения его АЭС ядерным топливом по низким ценам.

Суммируя приведенные данные о ядерной программе Ирана и исследовательской деятельности в этой области, можно предположить, что на основе доступной информации, у Ирана пока нет научно-технических предпосылок для создания ядерного оружия. Существуют два труднопреодолимых фактора, которые не позволяют Ирану достигнуть ядерного статуса: отсутствие квалифицированных специалистов-ядерщиков и собственные ограниченные возможности по их подготовке. Но если предположить, что Иран сможет вернуть в страну из-за рубежа подготовленные еще при шахе кадры, то у него будет достаточно специалистов для реализации любой программы, в том числе и военного характера. Однако среди специалистов до сих пор нет однозначного мнения о намерениях Ирана создать ядерное оружие.

С одной стороны, активное сотрудничество с МАГАТЭ, участие в ДНЯО и ДВЗЯИ и других договорах по разоружению, свидетельствовали о стремлении Ирана отстаивать лишь собственное право на самостоятельные исследования ядерной энергии в мирных целях. И это стремление сохраняется и по сей день, по крайней мере, официально Иран придерживается этой политической линии в переговорах. С другой стороны, с приходом нового руководства в Иране летом 2005 г. и осложнением военно-политической обстановки в регионе, позиция Ирана по этому вопросу претерпела определенные изменения в сторону более жестких мер по отстаиванию собственных прав по исследованию ядерной энергии.

Так, в феврале 2006 г. президент ИРИ М. Ахмадинеджад приостановил соблюдение Ираном Дополнительного протокола МАГАТЭ от 1997 г., что не позволит в будущем выявить незаявленную (нарушающую требования ДНЯО) деятельность с его стороны. Иран предостерег, что в случае введения против него санкций он выйдет из ДНЯО и полностью прекратит свои взаимоотношения с МАГАТЭ.

Поведение Ирана вполне объяснимо, поскольку там отчетливо осознают, что международное давление и, в большей степени, со стороны США и Израиля связано не столько с ядерными технологиями как таковыми, сколько с характером политического режима, который явно не устраивает США и ряд их ближайших союзников. Примечательно, что другие страны, в частности Россия, КНР, Индия, имеющие хорошие отношения с Ираном, не испытывают особого волнения по поводу его программы при условии, что она будет оставаться под контролем МАГАТЭ. Ведущие западноевропейские державы в настоящее время занимают промежуточную позицию между линией США и названных партнеров Ирана.

И все же, как бы ни расходились мнения экспертов относительно ядерных амбиций Ирана, следует подчеркнуть, что до тех пор, пока Иран будет ощущать угрозу своей национальной безопасности и его интересам в регионе, нельзя исключать возможность того, что при внешней приверженности программе по мирному исследованию атомной энергии, он тайно, и активными темпами пытается создать ядерное взрывное устройство.

 



[1] Доклад Президента Организации по атомной энергии Ирана Г. Агазаде в МАГАТЭ. Вена, 6 мая 2003 г. http://www.iranatom.ru/reports/rep005.htm

[2] Perabo B.A. Chronology of Iran’s Nuclear Program / Monterey Institute of International Studies. – (S. 1.), 1995. – P. 6.

[3] Cordesman A. Weapons of Mass Destruction in Iran / Center for Strategic and International Studies. – 1998. – P. 23.

[4] Pehlavi Mohammed Reza. Answer to History. – N.Y.: Stain and Day, Publ. – 1980. – P. 177.

[5] Koch A., Wolf J. Iran’s Nuclear Facilities: a Profile. – 1998. http://www.cns.miis.edu/pubs/reports/pdfs/iranpt.pdf

[6] Russia-Iran Reactor Deal Still on Track // Moscow Times. – 1995. – Sept. 30.

[7] Пресс-конференция ПИР-Центра «Российско-иранское сотрудничество в ядерной и военной областях: до и после визита президента Ирана Хатами в Москву». Институт развития прессы, 16 марта 2001 г.

[8] Henry P. Iran to buy 4 Reactors, Says Russia // Moscow Time. – 1995. – Aug. 30.

[9] Угрозы режиму нераспространения ядерного оружия на Ближнем и Среднем Востоке / Под ред. А. Арбатова, В. Наумкина. – Carnegie Endowment for International Peace. – М., 2005. – С. 18.

[10] Там же. – С. 18.

[11] Gerardi G., Aharinejad M. An Assessment of Iran’s Nuclear Facilities // Nonproliferation Review. – 1995. – Spring-Summer. P. 211.

[12] Углубление отношений с Россией не тактический прием, а осознанное желание. Интервью с ЧПП ИРИ в России Г. Шафеи // Ядерный контроль. Журнал ПИР-Центра политических исследований. – № 4 (74), Том 10. – Зима 2004. – С. 11.

[13] Угрозы режиму нераспространения ядерного оружия... – Указ. соч. – М., 2005. – С. 20.

Источник: ИСАП

Перейти на новую версию сайта


Постоянный адрес статьи:
http://www.easttime.ru/analitic/2/11/212.html
Вернуться Средний Восток Иран Ядерная программа Ирана: история и основные этапы развития Версия для печати

СТАТЬИ ПО ТЕМЕ
Иран «перешел красную черту»
Если Вашингтон нанесет удар...
Ошибочный дипломатический курс по отношению к Ирану может обернуться провалом
Иран и США: балансирование между войной и миром
Странная дружба в разгар войны

 
ИРАН АНАЛИТИКА

08.12.2011
Глобализация экономики и внешняя политика Ирана
Изменения, происходящие на мировой арене в начале XXI века вынуждают государства мира пересмотреть свое отношение к миру в целом, и к внешней политике в частности. Глобализация экономики и либерализация принципов и норм мировой торговли оказали огромное влияние на внутреннюю жизнь и на международное положение многих стран, объектов международной политики.

30.11.2011
Принципы внешней политики Исламской Республики Иран
Внешняя политика - это совокупность подходов и методов, предпринимаемых соответствующими структурами отдельно взятого государства в отношениях с другими государствами или международными структурами для достижения конкретных целей, определенных как национальные интересы страны.

22.11.2011
Глобализация и идея диалога цивилизаций
Процессы глобализации оказали сильное влияние на жизнь всех государств мира. В новых условиях, многие акторы мировой политики осознали необходимость изменения своего поведения на международной арене в соответствии с происходящими в мире преобразованиями, и внесли серьезные коррективы в свою внешнюю политику.


ВЫ ПИСАЛИ
нет комментариев
ВАШИ КОММЕНТАРИИ
Представьтесь:
E-mail:
Мнение:
   
© 2005-2010, Институт стратегического анализа и прогноза (ИСАП)
Директор - Акылбек Салиев
Редакция: info@easttime.ru
Телефон: +7-996-312-43-94-17
об издании
Все права защищены © 2005-2011
Rambler's Top100