ВОДА НЕ ПРОСТО РЕСУРС …
Вода не просто ресурс …

По оценкам экологов и ученых, на сегодняшний день на Земле из всех имеющихся водных ресурсов пригодно для употребления в качестве питьевой воды не более 2,5%, которые к тому же распределены крайне неравномерно.

АФГАНИСТАН - ЗАПАДНЯ ДЛЯ БАРАКА?
Афганистан - западня для Барака?

Избрание Барака Обамы в качестве президента США многие, как в самих США, так и за его пределами связывали с надеждами на качественное изменение внешнеполитического курса Вашингтона.

К 2020 ГОДУ КИТАЙ СТАНЕТ САМЫМ МОГУЩЕСТВЕННЫМ ГОСУДАРСТВОМ МИРА
К 2020 году Китай станет самым могущественным государством мира

Смена мировых лидеров - явление нередкое даже в новейшей истории. В XIX столетии бесспорной "владычицей морей" была Британия. В ХХ веке роль первой скрипки в глобальном оркестре перешла к Соединенным Штатам Америки.

Центральная Азия Средний Восток Дальний Восток
Блог ЧИТАЙ И ПИШИ
СПРАВОЧНИК
География Узбекистана
Государственный и Политический строй Узбекистана
Экономика Узбекистана
Общество и Культура Узбекистана
История Узбекистана
Состав Правительства Узбекистана (июнь 2002-февраль 2005 гг.)
Узбекская ССР ( данные БСЭ)
Узбекистан (данные ЦРУ)

ЭТО ИНТЕРЕСНО
Необычайные тайны древнего некрополя Миздакхан: «Мировые часы» отсчитывают время до наступления конца света
Абу-Райхан Бируни-гений науки, увековечивший своё имя на луне
В Хорезме найдена одна из древнейших копий Корана,
Неизвестное предание о Биби-ханым
Узбекская кухня. Некоторые секреты знаменитой узбекской кухни
Заесть стресс. Диета от депрессии

Перейти на новую версию сайта

АНАЛИТИКА УЗБЕКИСТАН
ЦЕНТРАЛЬНАЯ АЗИЯ

Российское нефтегазовое присутствие в Узбекистане: основные проблемы, прогнозы и риски
12.10.2009
Автор: В.Парамонов, А.Строков, О.Столповский
Российское нефтегазовое присутствие в Узбекистане: основные проблемы, прогнозы и риски

С учетом наблюдавшегося в середине первого десятилетия ХХI века политического сближения России и Узбекистана, ряду российских компаний и, в первую очередь концернам «Газпром» и «ЛУКОЙЛ», удалось занять лидирующие позиции в узбекской нефтегазовой отрасли и при прямой поддержке руководства РФ зарезервировать за собой целый ряд крупнейших газовых месторождений в республике.
Во-первых, по сравнению с 90-ми годами ХХ века стало наблюдаться заметное оживление экономической политики РФ в ЦА, где стратегические интересы России коснулись в основном нефтегазовой отрасли, в которой и представлена подавляющая часть российских инвестиций. Если в 90-х годах финансовые ресурсы из России в нефтегазовую отрасль Узбекистана практически отсутствовали, то по состоянию на начало 2009 года их объем достиг примерно 900 млн. долларов.
На этом фоне показатели инвестиционной активности других стран и компаний в нефтегазовой отрасли РУз пока выглядят более скромными. По некоторым оценкам, российские капиталовложения составляют около 60% от общего объема всех иностранных капиталовложений в республику. Кроме того, проектно-инвестиционная активность российских компаний, как правило, нацелена на более долгосрочную перспективу – 25-35 лет. В результате, уже до 2012 года общий объем российских инвестиций в нефтегазовую отрасль Узбекистана потенциально может увеличиться до 5-6 млрд. долларов.
Во-вторых, российские компании добились лидирующих позиций в нефтегазовой отрасли Узбекистана по сравнению с нефтегазовыми компаниями других стран. По итогам 2008 года объемы добычи газа российскими компаниями составили порядка 5,5% от общей добычи газа в республике. Хотя указанная доля сама по себе не велика, тем не менее, очень показательно, учитывая тот факт, что нефтегазовые компании других стран пока не приступили к промышленной добыче углеводородов в Узбекистане.
Так, по итогам 2008 года, объем добытого газа компанией  «ЛУКОЙЛ» составил около 2,34 млрд. кубических метров или примерно 4% от всего добытого в республике газа (67,8 млрд. кубических метров). В свою очередь, «Газпром» по итогам 2008 года добыл около 1 млрд. кубических метров газа или примерно 1,5% от общей добычи газа в Узбекистане. К тому же, все российские проекты по освоению углеводородных месторождений Узбекистана находятся еще на начальной стадии, и в ближайшие годы доля российских компаний в добыче узбекского газа заметно возрастет.
В среднесрочной перспективе российские компании планируют значительное увеличение добычи газа, а также и нефти в Узбекистане. Причем, наиболее оптимистические и конкретные планы имеет «ЛУКОЙЛ», который сегодня лидирует среди всех других компаний по объемам инвестиций в нефтегазовую отрасль Узбекистана, а также по объемам добычи газа в республике.
Так, по заявлению руководства «ЛУКОЙЛа», к 2013 году компания намерена довести добычу газа в РУз до 15-16 млрд. кубических метров, что составит уже примерно 1/5 часть всего добываемого в республике газа. В свою очередь, в плане нефти и газового конденсата, ожидается, что к 2013 году «ЛУКОЙЛом» доведет объем их добычи до 500 тысяч тонн в год или до 7,2% от возможных к этому времени объемов добычи нефти и газового конденсата в республике.
В-третьих, сохранению устойчивых позиций России в нефтегазовой отрасли Узбекистана благоприятствует тот факт, что республика пока не располагает альтернативными российскому направлению маршрутами и возможностями по экспорту газа. В 2008 году в РФ было направлено свыше 90% экспорта узбекского газа (остальное количество «голубого топлива» - менее 10%, Узбекистан экспортировал в соседние Кыргызстан и Таджикистан). Такая «инфраструктурная зависимость», объективно способствует сохранению заинтересованности Узбекистана в дальнейшем нефтегазовом сотрудничестве именно с Россией.

В итоге, по сравнению с другими иностранными компаниями и государствами, присутствующими в Узбекистане, Россия и российские нефтегазовые корпорации пока сохраняют преимущества по следующим позициям:

- контроля над большинством перспективных углеводородных месторождений Узбекистана;

- монополии по обеспечению газового экспорта из Узбекистана.

Однако в будущем Россия и российские компании рискуют утратить данные преимущества по ряду причин.
Дело в том, что российские компании в Узбекистане (также как и в Казахстане и Туркменистане) в некоторых случаях не выдерживают конкуренции с другими иностранными компаниями, поскольку не ориентируются на освоение месторождений повышенной технологической сложности. На данную мысль наводит, например, тот факт, что «Газпром» после 2 лет геологоразведочных работ (2007-2008 годы) уступил ряд крупных месторождений на плато Устюрт малазийской компании «Петронас».
Кроме того, российские компании в Узбекистане пока не участвуют в проектах по глубокой переработке углеводородного сырья, делая основную ставку на геологоразведку, добычу и транспортировку газа из РУз. Однако, это идет вразрез со стратегическими целями экономического развития Узбекистана, который акцентирует основное внимание именно на глубокой переработке углеводородов с получением продуктов газо- и нефтехимии с высокой нормой добавочной стоимости, что предусматривает снижение объемов экспорта того же газа при одновременном увеличении объемов его переработки на месте. Тем более, что экспортные возможности по нефти у РУз отсутствуют вообще (Узбекистан является нетто-импортером нефти), а экспортные возможности по газу относительно невелики (по крайней мере, на фоне масштабов потребностей России в «голубом топливе» и в сравнении экспортными возможностями того же Туркменистана). Это связано с объективно высокими внутренними потребностями страны в углеводородах (многочисленность населения – более 27 млн. человек, наличие энергоемких отраслей промышленности и доминирование газа в топливно-энергетическом балансе страны – свыше 85%).
Учитывая же ограниченность как технологических, так и финансовых возможностей российских компаний, Узбекистан в последние годы прилагает активные усилия по привлечению в свою нефтегазовую отрасль компаний из азиатских стран – Китая, Малайзии, Кореи, Сингапура, Японии, которые обладают и современными технологиями, и финансовыми ресурсами.
Помимо вышеизложенного, определенное значение имеет и то, что российская монополия на обеспечение узбекского газового экспорта вскоре начнет разрушаться. И хотя сам Узбекистан не строит грандиозных планов (в отличие, например, от того же Туркменистана) по диверсификации маршрутов газового экспорта, тем не менее, уже в 2010 году ожидается ввод в строй нового магистрального газопровода «Туркменистан – Узбекистан – Казахстан – Китай». Поэтому, пока неясно, какие объемы газа РУз предпочтет экспортировать в Россию/российском направлении, а какие объемы потенциально может сориентировать на Китай. Тем более, что между тем же Казахстаном и Китаем уже подписано соглашение о ежегодных поставках до 5 млрд. кубических метров газа.
В целом, нефтегазовое сотрудничество между Россией и Узбекистаном нацелено главным образом на наращивание объемов добычи, первичной переработки и экспорта углеводородов на внешние рынки, а в этой связи, практически не касается вопросов глубокой переработки углеводородного сырья. Однако, как представляется, данный формат сотрудничества не способствуют развитию комплексного и полноценного экономического взаимодействия между Москвой и Ташкентом.

Прогноз: реалистичный сценарий

Перспективы российско-узбекского сотрудничества в нефтегазовой отрасли в значительной степени определяться дальнейшими шагами «Газпрома» и «ЛУКОЙЛа» по наращиванию своей проектно-инвестиционной активности: как в плане добычи углеводородов, так и в плане их переработки на территории РУз. При этом, достаточно важным будет и то, насколько быстро удастся модернизировать и расширить существующую газотранспортную систему в российском направлении (газопроводы «Средняя Азия – Центр», «Бухара – Урал»), а также сохранить взаимоприемлемую схему расчетов за узбекский газ.

При реализации уже осуществляемых в Узбекистане нефтегазовых проектов Россия способна выйти на следующий уровень добычи и экспорта газа из Узбекистана:

• Объемы добычи газа российскими компаниями к 2010 году могут составить порядка 2-3 млрд. кубических метров, к 2020 году – в лучшем случае порядка 15-16 млрд. кубических метров, а в дальнейшем (примерно до 2030 года), показатели, возможно, стабилизируются на данном уровне.

Данные оценки основаны на предположении, что объемы добычи газа российскими компаниями будут расти по мере разработки новых месторождений, в первую очередь на юго-западе Узбекистана (Кандымская группа) и узбекской части Аральского моря. В то же время, пока еще не совсем ясно, насколько все добычные проекты будут обеспечены соответствующими финансовыми ресурсами, так как в условиях мирового кризиса российские нефтегазовые компании вынуждены значительно сокращать свои инвестиционные программы.

• Объемы поставок газа в Россию/российском направлении к 2010 году будут, скорее всего, немногим больше нынешнего уровня: чуть больше 15 млрд. кубических метров или немного меньше 20 млрд. кубических метров.

Прогнозировать поставки газа на более долгосрочную перспективу и в частности говорить о более значительном росте объемов экспорта газа из Узбекистана в Россию/российском направлении пока крайне сложно.
Во-первых, многое зависит от того насколько удастся увеличить добычу газа и, одновременно, существенного снизить внутреннее потребление и потери газа (при добыче, транспортировке и хранении). Последнее реально возможно только за счет широкого внедрения ресурсосберегающих технологий, что требует существенных инвестиций.
Наращивание же объемов экспорта «голубого топлива» Узбекистан намерен осуществлять в основном за счет снижения внутреннего потребления, доведя его к 2020 году, как предполагается, до 32 млрд. кубических метров в год (в рамках государственной программы энергосбережения). В этом случае, и если объемы добычи «голубого топлива» даже останутся на прежнем уровне (60-70 млрд. кубических метров), к 2020 году экспортный потенциал Узбекистана по газу может составить около 30 млрд. кубических метров в год.
Однако, экономическая стратегия Узбекистана в целом нацелена на дальнейшую индустриализацию страны. Совместить же промышленный рост с кардинальным снижением энергопотребления будет крайне проблематичным. В итоге, скорее всего, экспортные возможности Узбекистана не будут существенно превышать 20 млрд. кубических метров в год, где подавляющая часть этих объемов будет, по-прежнему, экспортироваться в Россию/российском направлении.
Во-вторых, кардинально увеличить поставки узбекского газа в Россию/российском направлении можно лишь в случае реконструкции имеющейся системы магистральных газопроводов САЦ и «Бухара – Урал», а также строительства нового трубопровода, договоренность о котором была достигнута в январе 2009 года в ходе государственного визита российского президента в РУз. Однако, из-за мирового кризиса перспективы проведения столь масштабных работ пока все еще не ясны.

• Объемы поставок нефти/нефтепродуктов в Узбекистан/из Узбекистана

Экспорт узбекской нефти, по крайней мере, в обозримом будущем невозможен, так как республика не только не обладает экспортным потенциалом по нефти, но и еще является ее импортером. Более того, в Узбекистане даже есть закон, запрещающий экспорт сырой нефти. Хотя на период до 2030 года в Узбекистане ожидается некоторый рост объемов нефтедобычи, однако внутреннее потребление будет расти еще более высокими темпами. В результате, зависимость Узбекистана от импорта нефти в среднесрочной перспективе будет только увеличиваться. Как ожидается, в 2010 году Узбекистан будет вынужден импортировать не менее 4,2 млн. тонн нефти, в 2020 году – 6,7 млн. тонн, а в 2030 году – 8,8 млн. тонн. Все это дает России дополнительные возможности по интенсификации нефтегазового сотрудничества с Узбекистаном, включая также возможность проникновения на рынок нефтепродуктов республики. Хотя в части, касающейся поставок нефти и нефтепродуктов на узбекский рынок, Россия может столкнуться с серьезной конкуренцией со стороны Казахстана и, не исключено, даже Туркменистана.

Основные риски

Как представляется, основными рисками являются следующие:

- сохранение сырьевой направленности российско-узбекского сотрудничества в нефтегазовой отрасли;

- возможное некоторое сокращение Узбекистаном объемов поставок газа в Россию/российском направлении;

Сохранение сырьевой направленности российско-узбекского сотрудничества в нефтегазовой отрасли

В случае если Россия будет продолжать делать акцент преимущественно на добычу и транспортировку газа (как это происходит в настоящее время), то, объективно, что со временем она будет терять свои позиции в нефтегазовой отрасли Узбекистана.
Поскольку стратегия развития узбекской нефтегазовой отрасли ориентирована на глубокую переработку углеводородного сырья, то действующие в республике компании из Китая, Малайзии, Кореи, Сингапура, а в будущем – возможно из Японии и Индии, скорее всего, будут постепенно переориентироваться на углубленную переработку нефти и газа. Реализация на внешних рынках продуктов с высокой нормой добавочной стоимости, произведенных на территории Узбекистана, экономически более выгодна для республики, нежели экспорт сырья.
Учитывая вышеизложенное, Узбекистан по объективным причинам будет склонен постепенно отдавать все большее предпочтение азиатским компаниям, нежели российским. В частности, малазийская «Петронас» и южнокорейская «КОГАС» (KOGAS) уже подписали с НХК «Узбекнефтегаз» соглашения о разработке ТЭО по строительству двух заводов по переработке газа в синтетическое жидкое топливо (в Кашкадарьинской области мощностью 1,75 млн. тонн и на плато Устюрт мощностью 1,5 млн. тонн жидкого топлива соответственно). В дальнейшем, если азиатские компании будут готовы вкладывать более масштабные инвестиции в проекты по организации тех же газохимических производств, то Узбекистан, в принципе, может согласиться и на более значительные уступки им в плане доступа к разработке и добыче углеводородного сырья на перспективных месторождениях, как это, например, произошло в случае с малазийской компанией «Петронас» на плато Устюрт.

Сокращение Узбекистаном объемов поставок газа
в Россию/российском направлении

Несмотря на то, что сегодня Узбекистан стремится к снижению внутреннего потребления газа и сохранению объемов экспорта газа в Россию/российском направлении, дальнейшая индустриализация страны и рост населения объективно будут вести к увеличению внутреннего потребления «голубого топлива». По оценкам самих российских экспертов, даже если реализуемая в Узбекистане программа по энергосбережению окажется эффективной, то к 2030 году объемы внутреннего потребления газа все равно ожидаются на уровне как минимум 50 млрд. кубических метров. Если же в Узбекистане получат развитие проекты по созданию газохимических производств, то объемы потребления природного газа в РУз будут заметно более высокими по сравнению с вышеприведенным прогнозом, что, безусловно, скажется на объемах поставок газа из Узбекистана в Россию/российском направлении.

* * *
В целом, изложенные выше риски будут вести к снижению влияния России в нефтегазовой отрасли Узбекистана. Тем более, что российская энергетическая политика в республике пока нацелена в основном только на добычу и экспорт газа, а также увеличение объемов транзита туркменского «голубого топлива».
Однако добыча и экспорт углеводородного сырья – сами по себе хрупкий фундамент для выстраивания долгосрочных отношений. Это особенно важно в случае с Узбекистаном, не обладающим значительным экспортным потенциалом по углеводородам. «Сырьевая ориентация» российско-узбекского сотрудничества не стимулирует межотраслевую промышленную кооперацию (которая была чрезвычайно тесной в советское время), что в значительной степени тормозит развитие российско-узбекского экономического сотрудничества в целом. А в части касающейся переработки углеводородов или освоения месторождений повышенной технологической сложности, российские компании зачастую проигрывают иностранным конкурентам, что делает уязвимыми позиции России в нефтегазовой отрасли республики.
Поэтому, если Россия все же намерена как минимум сохранить, а как максимум усилить свои позиции в нефтегазовой отрасли Узбекистана, то ей уже сегодня целесообразно форсировать проекты в сфере глубокой переработки углеводородов.

 

Источник: easttime.ru

Перейти на новую версию сайта


Постоянный адрес статьи:
http://www.easttime.ru/analitic/1/1/715.html
Вернуться Центральная Азия Узбекистан Российское нефтегазовое присутствие в Узбекистане: основные проблемы, прогнозы и риски Версия для печати

СТАТЬИ ПО ТЕМЕ
Россия еще раз показала, что интересуется узбекскими мигрантами, газом, ураном и самолетами
Узбекистан имеет постоянные интересы, но не постоянных союзников
Двустороннее сотрудничество России и Узбекистана в военной сфере
Российские нефтегазовые проекты в Узбекистане: современное состояние

 
УЗБЕКИСТАН АНАЛИТИКА

01.11.2011
Как преодолеть транзитную монополию Узбекистана? Часть вторая
Опыт Таджикистана 2008 г. показал, что Узбекистан использует своё срединное положение, и как следствие, роль транзитёра электроэнергии, в целях давления на соседние страны. Прекращение перетока электричества из Туркменистана через Узбекистан тогда спровоцировало несанкционированный его забор из Объединённой энергосистемы стран Центральной Азии (ОЭС ЦА).

18.10.2011
Как преодолеть транзитную монополию Узбекистана? (Часть первая)
Узбекистан занимает срединное положение в Центральной Азии. Он граничит со всеми государствами региона, через него проходят важные железнодорожные и автомобильные дороги, газопроводы, он соединяет энергосистемы всех республик региона, по его территории протекают Сырдарья и Амударья, что оказывает влияние на потребление воды другими странами. Таким образом, ясно видно, что Узбекистан занимает выгодное транзитное положение.

26.04.2011
Великий газовый путь
Узбекистан поднял цены на газ для Таджикистана до 249 долларов за тусячу кубометров. Несмотря на успешные геологоразведочные работы, Душанбе пока не может избавиться от ташкентской газовой зависимости. Узбекистан – единственный для него поставщик голубого топлива


ВЫ ПИСАЛИ
нет комментариев
ВАШИ КОММЕНТАРИИ
Представьтесь:
E-mail:
Мнение:
   
© 2005-2010, Институт стратегического анализа и прогноза (ИСАП)
Директор - Акылбек Салиев
Редакция: info@easttime.ru
Телефон: +7-996-312-43-94-17
об издании
Все права защищены © 2005-2011
Rambler's Top100